Пенсионный советник

Вагановка кинула батман Минкульту

Преподаватели Вагановской академии потребовали от Минкульта честных выборов нового ректора

Никита Зея (Санкт-Петербург) 12.11.2013, 22:21
Педагог характерного танца АРБ Ирина Генслер, заведующая кафедрой методики преподавания... Руслан Шамуков/ИТАР-ТАСС
Педагог характерного танца АРБ Ирина Генслер, заведующая кафедрой методики преподавания классического и дуэтно-классического танца АРБ Эльвира Кокорина и декан исполнительского факультета АРБ Марина Васильева (слева направо)

Преподаватели Академии им. Вагановой и солисты Мариинки пошли на демарш в связи с назначением Николая Цискаридзе и.о. ректора — на встрече с журналистами они выразили недоверие министру культуры Владимиру Мединскому и «слиянию с Москвой», а также потребовали проведения честных выборов ректора.

Толчком к открытому протесту стало выступление министра культуры Владимира Мединского 9 ноября, в ходе которого чиновник заявил, что назначение Николая Цискаридзе руководителем Вагановской академии является гарантией сохранения независимости старейшего балетного училища и этот шаг надо воспринимать как движение к синергии московской и петербургской балетных школ.

Преподаватели Вагановки заявили, что для них это неприемлемо.

«Смешивать нашу методику классического и характерного танца с методикой московской академии балета я считаю недопустимым, — заявила на прошедшей во вторник пресс-конференции балерина Ирина Генслер, профессор кафедры характерного танца Вагановской академии. — Из этого выйдет много неприятностей. Мы своей историей заслужили самостоятельность».

С ней солидарна декан исполнительского факультета академии им. Вагановой Марина Васильева.

«У москвичей и петербуржцев одна религия — балет. Но разные обряды — собственные балетные школы. И между ними есть различия. Москва широкая, купеческая, у Петербурга свой строгий стройный вид», — считает Васильева.

Она отметила, что новое назначение стало шоком для всего коллектива. «Мы с большим уважением относимся к Николаю Цискаридзе, уважаем его как танцовщика, но у нас есть своя школа», — отметила Васильева. Декан напомнила, что на протяжении долгих лет художественным руководителем академии являлась Алтынай Асылмуратова со своим «тонким чутьем, добрым отношением к детям, создававшая индивидуальные программы».

«Мы не хотим этого лишиться! — сказала Васильева. — Мы самостоятельное учреждение, нам не надо никакого слияния. Мы сотрудничаем с Москвой, но… у каждого своя дорога.

Да, мы все кидаем батманы одинаково, но чуть-чуть по-разному. Именно этим «чуть-чуть» и определяется искусство».

Интересно, что Алтынай Асылмуратова, и.о. первого проректора — художественного руководителя Академии русского балета, на пресс-конференцию не явилась. Сотрудники Вагановки рассказали, что она «очень занята»: в академии идут репетиции «Щелкунчика». Кроме того, воспитанники участвуют в подготовке к Олимпиаде.

Именно увольнение Асылмуратовой, худрука Вагановки, происшедшее одновременно с назначением Николая Цискаридзе на пост и.о. ректора академии 29 октября, стало одним из детонаторов конфликта — ее место должна была занять Ульяна Лопаткина. Однако после «открытого письма» преподавателей Вагановского училища, в котором они резко раскритиковали это решение, Николай Цискаридзе продлил контракт с прежним худруком.

И.о. проректора академии Алексей Фомкин указал возможных, по его мнению, интересантов назначения самого Цискаридзе: «За происшедшим стоит множество разных сил. Есть опасность в их столкновении утратить неповторимость петербургской школы. За нынешней ситуацией стоит экспансия школы московской. У ректора московской академии (имеется в виду МАХУ, возглавляемый Мариной Леоновой. — «Газета.Ru») непомерные амбиции, ей хочется управлять всем балетным миром».

Досталось и министру культуры Владимиру Мединскому: назначение им Цискаридзе Фомкин назвал «внедрением инородного тела в родной дом». «От Минкульта мы ждем соблюдения законности при организации выборов», — констатировал он. Для получения гарантий ее соблюдения Фомкин в понедельник встречался с депутатами петербургского заксобрания и, по его рассказам, заручился их поддержкой.

«Если народ так решит — пусть будет Николай, это выбор организации. Будем жить и работать. Вообще, как минимум четыре человека, в том числе и я, будут подавать заявления на пост ректора академии», — заявил Фомкин.

Фамилии трех остальных кандидатов руководитель назвать отказался.

Процедура выборов предусматривает несколько стадий. Кандидаты, подавшие документы, должны пройти через ученый совет вуза и аттестационную комиссию Минкульта. Затем совет создает избирательную комиссию. «Когда это произойдет, непонятно. Последний ученый совет прошел в октябре», — отметил Фомкин.

Проректор заявил, что Ульяна Лопаткина, которую прочили в худруки, «в академии не появлялась, никаких разговоров ни с кем не вела». «Оценивать ее возможности должен человек, который будет избран ректором», — подытожил Фомкин. «Лопаткина будет танцевать еще два года, а совмещать это невозможно, — считают его коллеги. Напомним, Министерство культуры при назначении Цискаридзе пояснило, что кандидатура Лопаткиной была только рекомендована, а решение о ее назначении на должность остается за ректором.

Солисты Мариинки Игорь Колб и Юрий Смекалов считают, что наблюдающиеся в академии потрясения не пройдут для нее бесследно. Это, по их мнению, проявится в ближайшие годы — Мариинский театр будет недоволен «качеством приходящих артистов».

Кроме того, пертурбации в академии, происходящие в середине учебного года, «стали огромным стрессом для детей», считают артисты.

Коллега Колба и Смекалова по Мариинке Илья Кузнецов полагает, что Цискаридзе с самого начала повел себя неправильно и занимать должность ректора не должен.

«Если бы он сам выдвинул себя как личность, как народный артист, может быть, мы с ним и общались бы, — сказал солист. — А врываться в академию с министром культуры — это безобразие».

В дальнейшем выступавшие намерены обращаться не к министру культуры Мединскому, а напрямую к Путину — и, по их словам, надеются на солидарность петербургской культурной общественности в этой борьбе.

«Надеемся, Владимир Владимирович нас услышит, — размышлял Кузнецов, — у нас уже и оркестры распустили, и институты сократили