Пенсионный советник

Нелегкая пара

В прокате «Со мною вот что происходит» — рождественская лирическая комедия с Гошей Куценко в одной из главных ролей

Владимир Лященко 04.12.2012, 17:22
__is_photorep_included4878301: 1

Главные роли в фильме «Со мною вот что происходит» сыграли Гоша Куценко и режиссер картины, театральный и кинопостановщик Виктор Шамиров.

После посещения кабинета московского профессора два брата обсуждают встречу предстоящего Нового года. Как им только что стало известно, отец не доживет до следующего праздника, и старший Валентин (Виктор Шамиров) спешит вернуться домой, а младший Артем (Гоша Куценко) не может покинуть Москву. Ему предстоит важный разговор с боссом на корпоративе, где для улучшения карьерных перспектив следует исполнить в микрофон песню. Желательно ту, которую любит шеф. Герой Куценко разучивает давшую название фильму лирическую балладу Микаэла Таривердиева на стихи Евгения Евтушенко.

Под другие знакомые мелодии из «Иронии судьбы» 31 декабря с его дорожными заторами, не полученными заранее билетами, не взятыми вовремя напрокат костюмами, нелетной погодой и отмененными рейсами внесет свои коррективы в планы мужчин, подкинув им заодно брошенную всеми соседку-подростка (Александра Петрова).

Состоявшийся в театральной антрепризе режиссер, драматург и актер Виктор Шамиров в кино отметился «Дикарями» (Гоша Куценко и другие в палатке у моря), а в прошлом году перенес на экран популярный спектакль «Упражнения в прекрасном»: комедию про душевные терзания гастролирующих артистов он придумал и играл с тем же Куценко и Константином Юшкевичем. На «Кинотавре» соавторы «Упражнений» получили приз за сценарий, а Юшкевич еще и за мужскую роль.

Картина «Со мною вот что происходит» изначально встроена в кинематографический контекст: раз 31 декабря — значит, «Ирония судьбы», значит, музыка Таривердиева, значит, не без грусти.

Впрочем, с грустью у Шамирова и раньше все было в порядке. В его комедиях герои за шутками и цинизмом прячут разбитые сердца и эмоциональную уязвимость. Но в какой-то момент появляется ощущение, что автор апеллирует к этой уязвимости слишком настойчиво.

И слишком неприятны ему окружающие героев персонажи.

Зато неожиданный потенциал обнаруживается в типажах, когда Шамиров не обращается к условно современной фактуре. Так, словно задержавшийся в Советском Союзе Валентин выглядит как малость сумасшедший лыжник-пенсионер и прямолинейно говорит людям не самые приятные вещи, но его отрицательная харизма срабатывает.

И характерная для независимого американского кино история про дружбу девочки-подростка и взрослого мужчины не выглядит чересчур искусственной.

В отличие от давнего проклятия современного российского проката — менеджера неизвестно чего. Куценко старается, как может, оживить ходульный архетип, но попытки обречены. Если и существует этот загадочный человеческий тип в реальности, то в той, которая эмпирически недоступна рецензенту. Экранным же его воплощениям раз за разом не хватает того, что называется художественной правдой.

То есть той силы, которая заставляет зрителя поверить хоть в вампира, хоть в инопланетное чудище.

Если здесь есть полагающаяся в новогоднем кино магия, то это магия изъяна, недостаточности. Как если бы на перекрестке миров сошлись клерк на джипе и архивный интеллигент, рингтоны в мобильных и музыка Таривердиева, чтобы основательно застрять в предновогодней пробке.