Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Для меня ключевым было согласие ДДТ»

Интервью директора петербурского «Главклуба» Игоря Тонких

Алексей Крижевский 08.09.2012, 13:03
Хедлайнером акции станет Юрий Шевчук с группой «ДДТ» РИА «Новости»
Хедлайнером акции станет Юрий Шевчук с группой «ДДТ»

Директор петербургского «Главклуба» Игорь Тонких рассказал «Газете.Ru» о Free Pussy Riot Fest, намеченном на 9 сентября, противопожарной активности властей накануне фестиваля и причинах политической пассивности российских музыкантов.

9 сентября в петербургском «Главклубе» пройдет концерт в поддержку Pussy Riot, Таисии Осиповой и политзаключенных по «делу 6 мая». На афише длинное название сокращено до Free Pussy Riot Fest. Хедлайнером акции станет Юрий Шевчук с группой ДДТ; кроме них в списке выступающих присутствуют «Телевизор», Глеб Самойлов, П.Т.В.П. и другие. За два дня до концерта по представлению прокуратуры в клубе прошла внеплановая противопожарная проверка – клубу грозило закрытие. Директор «Главклуба» продюсер Игорь Тонких рассказал «Газете.Ru» о том, чем закончилась инспекция, почему российские группы оказались в деле поддержки панк-феминистского коллектива менее активны, чем западные, и о том, что может грозить главе клуба за активную общественную позицию.

— Какая у вас сейчас ситуация с противопожарными проверками?

— Сейчас все урегулировали. А позавчера была проверка в виде осмотра помещения и затребования документов. Вчера приходили представители полиции — мы с ними договаривались о том, как будет организовано движение людей и гарантирована безопасность.

— Вы связываете эти события с концертом в защиту Pussy Riot?

Игорь Тонких

Один из пионеров российского музыкального промоушна. В 90-х возглавлял компанию FEELEE, выпускавшую неформатную западную музыку, российских «альтернативных» артистов и устраивавшую концерты звезд мирового музыкального артхауса, среди которых Ник Кейв, Пи Джей Харви и др. В середине прошлого десятилетия вместе с Григорием Гольденцвайгом возглавлял московский клуб Ikra, оказавший большое влияние на формирование московского музыкального ландшафта. Сейчас возглавляет «Главклуб», объединяющий под одним названием две концертные площадки — в Москве и Петербурге.

— Конечно. Проверка была внеплановая — кончись она плохо, под угрозой оказался бы сам клуб. Решение прокуратуры о проверке было 3 сентября, извещение о ней мы получили 4-го, а 5-го пришла сама проверка. Последняя плановая инспекция была в 2011 году. Есть вещи, которые сложно регламентируются, относятся к категории экспертной оценки: эксперту может показаться что угодно. Я вижу прямую зависимость, конечно. Название «Концерт в поддержку политзаключенных» давит на больную мозоль понятно кому.

— Кто собирал группы?

— Куратором и организатором фестиваля стала Ольга Курносова, активное участие принял лидер группы «Телевизор» Михаил Борзыкин. Но, конечно, мы не только сдаем клуб оргкомитету музыкантов – в моем случае я свидетельствую о своей гражданской позиции по данному вопросу.

— Почему западные музыканты оказались активнее отечественных в деле солидарности с Pussy Riot?

— Когда речь заходит о таких вещах, я всегда сторонник математических методов сравнения. Никто не проводил аудита, кто из отечественных музыкантов, где и когда выступил в их защиту. Так, например, экс-лидер «Текиладжаза» Евгений Федоров с самого начала процесса ходил и выступал в футболке «Free Pussy Riot». Просто калибр западных артистов настолько велик, что эмоционально это воспринимается сильнее.

— Однако ваш фестиваль – это первое систематизированное мероприятие, на котором музыканты могут выразить свою гражданскую позицию. Интересно, кстати, что оно проходит в Петербурге, который некогда был гораздо активнее Москвы именно в деле песен протеста…

--Я бы не обольщался. Я не вижу какого-то специального рок-н-ролльного настроя и месседжа, и уж московская группа Pussy Riot навела шороху больше, чем кто-либо в этой стране. Обратите внимание на афишу концерта – там вообще нету новых имен, активность проявляют, в общем, те же люди, которые проявляли ее и в прежние эпохи перемен.

— Но одно участие ДДТ...

— Да. Честно говоря, без них это был фестиваль, который мог пройти в любом другом клубе, в любом составе участников. Я же, как работодатель, обязан думать о тех людях, которые у нас работают: я же понимаю риски и должен взвешивать каждое решение. И данное решение принимал по совокупности факторов, и согласие Шевчука было для меня ключевым. Политическая активность может быть в любом количестве в жизни любого человека – от сидения в фейсбуке до молчаливого пикетирования Белого дома. Я мог бы отказать организаторам, потом придти на их концерт в другом месте, купить билет и таким образом отправить часть своих денег на помощь политзэкам.

— Социолог Алек Эпштейн говорил, что появление Pussy Riot и произошедшее с ними вызвало к жизни четвертую волну российского авангарда – в качестве реакции на политические события. Происходит ли что-либо подобное в музыке?

--Нет, не вижу в рок-н-ролле симметричного процесса. В Америке, например, группа Green Day может себе позволить выпустить альбом «American Idiot», посвященный президенту США. В России ничего подобного не происходит, по большому счету никаких возмущений на земной коре — все тихо и спокойно. За редкими исключениями – например, последние заявления Макаревича («Машина времени» для меня, честно говоря, всегда была символом если не солидарности с властью, то молчания в ее адрес). По большому счету на какие-то политические темы высказывается только Noize MC. Ну и вообще в российском хип-хопе есть ребята, которые очень зло читают – но им, в общем, нечего терять. А вот среди тех, кому есть что терять, почти все помалкивают.

— Вы в 90-х и начале 2000-х на своем лейбле FEELEE выращивали новое поколение артистов «альтернативы», в том числе панк-рокеров. Насколько можно отнести то, что делали Pussy Riot, к панк-року?

— И к нему тоже. Их заслуга как раз в том, что они делали стыковые вещи – на грани искусства и политики, на грани акционизма и панк-рока.