Рок животворящий

В российский прокат вышла картина «Уже не дети»

В прокат вышел фильм «Уже не дети»
В прокат вышел фильм «Уже не дети»

Фотография: outnow.ch

В прокат вышел фильм «Уже не дети» про 15-летнюю девушку, которая зачала ребенка от прослушивания рок-песни.

Пятнадцатилетняя Рейчел (Джулия Гарнер) живет в мормонской общине, верит в Бога, ведет себя хорошо, а перед сном больше всего любит слушать мамину историю про волнительную встречу с красным мустангом. Пожелав однажды услышать собственный голос, девушка тайком пробирается к спрятанному от паствы магнитофону — с самыми неожиданными последствиями. Найдя и прослушав голубую кассету с кавер-версией песни Blondie «Hanging On The Telephone» Рейчел сначала теряет покой, а затем кое-что приобретает — к испугу мамы (Синтия Уатрос), осуждению духовного отца (Билли Зейн) и возмущению юноши по имени Мистер Уилл (Лиам Эйкен). То, что сама она сочтет непорочным зачатием, старшие объявят грехом. В поисках голоса с кассеты девушка отправится в Лас-Вегас, где встретит парней с гитарами, в том числе «отрока сатаны» Клайда (Рори Калкин).

«Ты из прерий?» — регулярно спрашивают одетую в ангельское льняное платье героиню новые знакомые. «Я из Юты», — отвечает она. В поисках предельных оснований бытия американские независимые режиссеры раз за разом обращаются к религиозному опыту сект и общин, то ли разбросанных по обочинам американских хайвеев, то ли прорастающих из самых недр земли свободы.

Визуально выигрышный контраст: большинству зрителей знакома Америка небоскребов Нью-Йорка и Чикаго, пляжей Флориды и Калифорнии, а рядом живут люди, которые из всех плодов технического прогресса принимают только полезный в сельском хозяйстве трактор.

Фильм дебютантки Ребекки Томас можно вписать в своего рода волну. В канадских «Провинциальных песнях смерти» хмуро поглядывали на своего блудного сына-шерифа меннониты: сбежавшие из Германии и Голландии радикальные протестанты и в Америках держатся особняком. Про них еще мексиканский метафизик от кино Карлос Рейгадас снял «Безмолвный свет». Зависала между мирами благополучной американской семьи и семьи новообретенной героиня Элизабет Олсен в «Марте, Марси, Мэй, Марлен»: в той секте появлялась и играющая в «Уже не детях» главную роль Джулия Гарнер.

Теперь она отправляется из мормонского мирка в «электрический рай» Вегаса (в оригинале фильм называется «Электрические дети») все с теми же широко распахнутыми глазами, о которых снимают «новые наивные» —

так порой называют режиссеров новых фильмов о потерянных в современном мире детях из программ американских фестивалей независимого кино «Санденс» и SXSW, и термин этот напоминает бытовавшую несколько лет назад в нашей поэзии «новую искренность».

При этом наивная пятнадцатилетняя мормонская овечка и в большом мире стоит на ногах увереннее, чем многие его дети.

То ли вера прокладывает путь, то ли потрясенный неотмирностью беглянки ангел-хранитель бережет: сходу записанный верующей (но не богобоязненной — страха в ней нет) девушкой в исчадия ада герой Калкина прыгает со сцены на люстру, целится в гостей из ружья и ходит по стене на руках, но играет в жизни гостьи совсем не дьявольскую роль.

И пока Мистер Уилл (ему тоже пришлось покинуть родной дом) знакомится с изменяющими сознание веществами, дневными походами в пустые бассейны со скейтом и ночными вылазками в другие бассейны с красотками (все снято так, что и Гас ван Сент прослезился бы от красоты), Рейчел, не видя опасностей, продвигается к ответам на свои вопросы.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2

Главное сегодня