Пенсионный советник

Субъективно лучший танец

В Большом театре начинаются концерты «Бенуа де ла данс»

Кирилл Матвеев 22.05.2012, 12:15
Пол Маккартни претендует на приз для композиторов за сказочный опус «Царство океана» AFP
Пол Маккартни претендует на приз для композиторов за сказочный опус «Царство океана»

22 и 23 мая на сцене Большого театра пройдут вечера балета «Бенуа де ла данс». Это международная награда, ежегодно вручаемая практикам балета и современного танца.

В этом году проект «Бенуа де ла данс» проводится в двадцатый раз. Юбилей обычно провоцирует на воспоминания, хорошие и не очень. Но этот приз организован так, что его недостатки служат продолжением достоинств.

«Бенуа де ла данс» устроен в виде пирамиды, на верху которой глава — Юрий Григорович. Он многие годы числится президентом Международного союза деятелей хореографии — этот союз и учредил приз в 1991 году. Для решений «Бенуа» формируется международное жюри: его состав ежегодно меняется, но председатель Григорович не уходит с руководящего поста никогда. За годы работы в составе судейской коллегии перебывали многие крупные профи — руководители компаний, педагоги, хореографы и артисты. И тут начинается своеобразие проекта: члены жюри сами себе эксперты, они и выдвигают претендентов, и присуждают награды. Игра идет по нескольким номинациям, постоянным и периодическим. Среди первых лучшие хореограф, танцовщик и балерина года. В числе вторых композиторы, сценографы и кандидаты на приз «За жизнь в искусстве». Награда не денежная, а концерты «Бенуа» благотворительные. Победители получают моральный почет и статуэтку работы Питера Устинова — европейского скульптора русского происхождения, потомка Бенуа. Приз назван в честь Александра Бенуа — русского живописца-мирискусника, участника «Русских балетных сезонов» Сергея Дягилева. И вручается на церемонии, предшествующей концерту звёзд балета — номинантов текущего года.

Понятно, что принцип «сам выдвинул — сам и наградил» уязвим для критики.

Как правило, в числе номинантов оказываются артисты, работающие в труппе члена жюри, либо участвовавшие в его постановке, либо друзья и знакомые.

Решения жюри не единожды оспаривались балетной прессой, а один раз и публикой: когда премию получала Анастасия Волочкова, зал Большого театра разразился криками «позор!».

За границами внимания жюри нередко остаются крупные достижения — просто потому, что эксперты-судьи по занятости личными делами их не заметили, а обратить внимание деятелей «Бенуа» на просчеты шорт-листов, видимо, некому. Например, в этом году никто в России, даже из патриотических соображений, не говоря уже о художественных, не озаботился выдвинуть на приз «Бенуа» превосходную партитуру Леонида Десятникова к балету «Утраченные иллюзии». Хотя она получила награду национального театрального фестиваля «Золотая маска».

С другой стороны, члены жюри — признанные профессионалы, а двадцать лет — срок большой. За это время сквозь сито проекта не могли не пройти многие выдающиеся деятели мирового балета, а призы часто получали более чем достойные творцы.

Если признать, что приз «Бенуа» есть выражение субъективизма судей, то парадоксальным образом можно отдать дань и объективности награды, в проектах которой всегда много интересного.

Главное тут вообще не призы, а два гала-концерта, особенно второй, где танцуют лауреаты прошлых лет, — как правило, он отличается очень высоким уровнем. Программы нынешних концертов тоже многое обещают: кроме номинированных артистов и фрагментов балетов-претендентов мы увидим очень своеобразную балерину Бернис Копьетерс из Балета Монте-Карло, виртуозного китайца Ван Ди, наших прим Ульяну Лопаткину и Светлану Захарову, хореографию Пола Лайтфута и Соль Леон — одних из лучших европейских мастеров. К юбилею «Бенуа» покажут две московских премьеры - миниатюру «Крики вдали» на музыку Альбинони (подарок Большого театра) и «Капли дождя в твоих темных глазах» — номер французского хореографа Стефана Делатра тоже поставлен специально.

В этом году в состав жюри вошли хореографы Джон Ноймайер (Гамбург) и Йорма Эло (Бостон), бывшие звезды балета Парижской оперы Лоран Илер и Мануэль Легри (последний — глава балета Венской оперы), корейская балерина Ким Джу-Вон и мировая балетная прима рубежа XX—XXI веков Алессандра Ферри. Выдвинуты пять хореографов. Представлять Бориса Эйфмана не нужно (он отмечен за балет «Роден»). Американец Лар Любович известен с середины прошлого века, ставил в труппах всего мира (кроме России), а также на Бродвее и в фигурном катании. Патрик де Бана выдвинут за балет «Мария-Антуанетта» в Вене, Жан-Гийом Бар — за спектакль «Ручей» в Париже. Совсем неизвестны у нас корейские постановщики Чон Ый-Сук и Даниэль Пён, создавшие балет на стыке танца и кино.

За звание лучшей балерины соревнуются семь дам, среди которых прима Большого театра Евгения Образцова.

Странно, что Образцова выдвинута за «Дон-Кихот» — не лучшую свою роль. Ее сильные соперницы — американки Сара Мёрнс (балет «Царство океана» в Нью-Йорке) и Кэтлин Брин Комс (выдвинута за партии Титании и Джульетты в Бостонском балете), Ольга Есина («Мария-Антуанетта» в Вене), Алина Кожокару (роль в балете Ноймайера), самый, пожалуй, известный и самый чарующий кандидат Летиция Пюжоль («Золушка» в Париже) и кореянка Чжи-ён-Ким. Лучшего танцовщика выберут из шести претендентов, от России — солист балета Владислав Лантратов, тоже за «Дон-Кихот», тоже роль, сделанная не на уровне премии. По логике вещей, приз может получить не он, а, например, Мэттью Голдинг (Национальный балет Нидерландов), виртуозный парижанин Матиас Эйман или артистичный Кирстен Юнг из Гамбургского балета. Есть еще многообещающий юный Чейз Финли («Аполлон» Баланчина в Америке) и Ли Дон-Хун из Кореи.

Главная сенсация этого «Бенуа» — список номинантов-композиторов. Их два — Мишель Легран и Пол Маккартни.

Оба в прошлом сезоне написали балеты: Легран — «Лилиом» о временах Великой депрессии в Америке для Гамбургского балета, а Маккартни — сказочный опус «Царство океана» для «Нью-Йорк Сити балет», причем костюмы сделала дочь экс-битла — кутюрье Стелла Маккартни. Столь раскрученные имена — удачный с точки зрения рекламы «Бенуа» выбор. Правда, сэр Пол за первый в своей жизни балет получил разгромную критику. Месье Мишель, знаменитый автор киномузыки, создатель саундтреков к «Шербурским зонтикам» и «Девушкам из Рошфора», тоже впервые обратился к танцу. Любопытно, как жюри будет определяться с предпочтениями: по слухам, партитура Леграна лучше, но, если Маккартни оставить без награды, бесчисленные битломаны мира навеки подвергнут балет остракизму.