Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Еще ближе к телу

Выставка «Тайная жизнь тел» в «Открытой галерее»

Велимир Мойст 09.04.2009, 13:46

В Москве появилась новая выставочная площадка, именуемая «Открытой галереей». Название подразумевает готовность к взаимодействию с любыми авторами и кураторами, если таковые придутся хозяевам по сердцу.

Нельзя сказать, чтобы в столице наблюдался уж очень острый дефицит галерей и выставочных залов. За последние годы в добавление к прежним институциям пооткрывалась масса новых — вспомнить хотя бы о «Винзаводе» и «Гараже», не говоря о множестве площадок помельче. Кое-какие из них, впрочем, с началом кризиса успели уже исчезнуть. Ротация в этой сфере неизбежна, но всегда находятся люди, готовые испробовать свои силы.

Владелица новой галереи в Трубниковском переулке Наталья Тамручи называет свою инициативу «независимым проектом».

В том смысле, что не собирается извлекать прибыль из выставок и раскручивать свой круг авторов. Ей интереснее делать нечто культурологическое, с претензией на обозначение контекстов и эстетических проблем. В ближайших планах «Открытой галереи» — выставка «Картина как часть художника», где на частных примерах будет рассмотрен феномен «шестидесятничества», а также проект «Кризис самоидентификации», драматургия которого пока не поддается описанию. Дальнейшие сюжеты будут формироваться по мере нахождения общего языка с теми, кто захочет посотрудничать. Обязательное условие для переговоров — наличие какой-нибудь креативной придумки. Один из базовых принципов, которые здесь намерены соблюдать, — это отказ от персональных выставок.

А для премьерного показа была придумана экспозиция «Тайная жизнь тел», где должно было возникнуть «некое поле вопрошания, в котором предмет фатально ускользает от любых пригвождающих его дефиниций».

И предмет действительно сумел ускользнуть — во всяком случае, без сопровождающих выставку аннотаций понять, о чем она, было бы затруднительно.

Согласно кураторской эссеистике, экспозиция призвана акцентировать разного рода неясности, возникающие у человека при взаимодействии с собственным телом. Типа: тело — это часть меня, или это «я весь целиком», или же это особый аппарат, соединяющий дух и материю? Привлеченный художественный материал никаких ответов не дает и ничего не иллюстрирует. Зато здесь встречаются интересные работы, большей частью относящиеся к традиции московского концептуализма. Например, коллажи Андрея Монастырского из серии «Золотые линии» или расписные пальто от Ирины Наховой (цикл «Друзья и знакомые»). Знакомые многим зрителям «Насекомые» Игоря Макаревича и Елены Елагиной, выпиленные из нержавейки, получили неожиданную дискотечную подсветку.

А свисающие из-под потолка кальсоны с подставленным под ними тазиком (трогательная инсталляция Хаима Сокола «Я тебя очень любила») добавляют в общую картину несвойственную концептуализму лирическую ноту.

Выразительной получилась и микроинсталляция Shrink от дуэта «Мишмаш» (Мария Сумнина и Михаил Лейкин) — визуальное сочинение по поводу непредсказуемости и неочевидности понятия «домашний уют». А вот эксперимент Сергея Серпа по скрещиванию матиссовской пластики и кляйновского колорита выглядит несколько натужным, хотя элемент художественной правды здесь все же присутствует. Словом, выставка оказалась и впрямь разнообразной, но настолько ассоциативной по отношению к своему заголовку, что даже странно было бы докапываться, на какую именно сторону телесности намекает то или иное произведение.

Наверное, такой результат все-таки лучше, чем какая-нибудь безыдейная выставка с коммерческой подоплекой. С другой стороны, выступления в жанре «взгляд и нечто» происходят в Москве регулярно, и вдумчивому зрителю часто не хватает в них конструктивности, ясности кураторского высказывания. Сей порок не миновал и первого проекта «Открытой галереи». Впрочем, есть надежда, что последующие сборные выставки окажутся более внятными.