Цветочек против храма

Презентация Норманом Фостером «Музейного городка» в ГМИИ

ИТАР-ТАСС
Норман Фостер представил концепцию «Музейного городка» на базе ГМИИ им. Пушкина – мегакомплекса из 12 зданий с общим подвалом.

Вчера в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина состоялась презентация проекта, который стараниями знаменитого архитектора Нормана Фостера призван осуществить мечту основателя музея, профессора Ивана Цветаева. В 2012 году, к столетнему юбилею ГМИИ, должен возникнуть «музейный городок», который охватит около 12 зданий и увеличит нынешние площади экспозиции в четыре раза до 42 000 кв. метров, а фондохранилищ – до 12 00 метров. Все разрозненные музейные здания объединятся подземным комплексом, и при этом не потеряют исторический облик.

Возникший на месте пересыльной тюрьмы музей свой первый взнос получил от умирающей старушки-купчихи. Стоимость сегодняшней реконструкции, в принципе, не называется, но во время весенней презентации планов развития говорили о $380 миллионах. Необходимую сумму обеспечивает Фонд ГМИИ — смычка государственного и частного капиталов, а расходы контролирует Попечительский совет из 20 звезд отечественной культуры.

Сам лорд Фостер способен покорить не только весь остальной мир, но и проектно освоить немалые просторы России.

Говорим «Фостер» – подразумеваем огромный стеклянный дом-город с куполом в 20 га на юге Москвы , 600-метровую башню «Россия» в «Москва-Сити», остров «Новая Голландия» в Петербурге, квартал на месте гостиницы «Россия», часть острова с «Красным Октябрем», молл в Нагатинской пойме, небоскреб в Ханты-Мансийске. Все это, очевидно, обеспечивается не только известным изяществом инженерной продуманности стиля Фостер и даже не размерами его архитектурного бюро в 600 человек, а, вероятно, комфортностью, по словам председателя совета Фонда Михаила Куснировича, работы с мэтром.

Похоже, памятуя об устоявшейся репутации любых масштабных строительных проектов в столице, председатель Попечительского совета Фонда Дмитрий Медведев говорил о важности сохранения уникального архитектурного исторического ансамбля 18-19 веков. Здесь подход Фостера как нельзя кстати: обустраивая с помощью стеклянного эргономичного навеса внутренний двор Британского музея, Фостер специально отмечал «уважение и любовь», с которыми он отнесся к старинному читальному залу музея. Главное здание музея им. Пушкина также будет полностью отреставрировано, инженерно обновлено и тоже получит несколько изогнутых навесов по бокам от главного купола. Возможно, появится даже тринадцатый зал, связанный с подземными сооружениями, где на площади 48 000 кв. метров разместятся кафе, рестораны и магазины, продающие сувениры. Оттуда, кстати, можно будет добраться прямо к залу метро «Кропоткинская».

Но одно здание построят с нуля, при этом кое-что все-таки снесут.

На месте нынешней антикварной «правительственной» бензоколонки, что на пути от музея к метро «Кропоткинская», возникнет строение, которое с высоты птичьего полета выглядит, как цветочек. Несколько собирающихся к центру эллипсов-блоков здания соответствуют, вероятно, той самой «sustainability» — концепции фостеровской студии, стоящей на страже вписанности архитектурного высказывания в окружающие его высказывания предыдущие. Оказавшись практически напротив массы Храма Христа Спасителя, стеклянные объемы воспроизводят то ли структуру башенок храма, то ли умозрительный образ собирания зданий и земель вокруг главного корпуса пушкинского музея. При этом их стены могут быть и абсолютно прозрачными, как в макете, но если понадобится, и непрозрачными – лорд Фостер вообще говорит о данном плане сотворения нового ландшафта, как о «максимально гибком», и называет его всего лишь «проекцией» того, как еще будет изменяться задуманное.

Похоже, масштаб и амбициозность будущей формы музейного городка не означают автоматически радикальных преобразований в содержании деятельности музея, которое будет выстраиваться по давно установленным методам и концепциям. Ирина Антонова придерживается представления лишь о простых пропорциях между показом художественных ценностей, зрительским досугом и программами образования, за которые в ГМИИ отвечает центр «Мусейон».

Очевидно, главная задача – материализовать главный символ центра культуры и искусства.

Настолько убедительно главный, что его посещение не сумеет пропустить в своей жизни ни один горожанин. Похоже, он должен быть полезен буквально всем — даже вице-президент Олимпийского комитета Виталий Смирнов прозорливо установил связь между будущими потоками туристов на предстоящую Сочинскую Олимпиаду и потребностями этих народных масс в посещении главных национальных достопримечательностей Москвы. Участники процесса сохраняют твердую уверенность в успехе предприятия – пока согласованию проекта с городом могут помешать разве только линии подземных коммуникаций (проще говоря, канализация). И музейный городок обязан открыться к 13 июня 2012 года. К тому моменту наступит еще одна круглая дата – 95 лет со дня рождения директора ГМИИ Ирины Антоновой, которая всего на пять лет моложе своего музея.