Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Все лучшее, а не только таджики

Ярослав Забалуев 20.11.2007, 12:33
Кирилл Тулин/Коммерсантъ

Юрий Лужков провел традиционную встречу с работниками культуры в новом здании театра Петра Фоменко, пообещал повысить зарплату и обрадовал горячим на фуршете.

Раз в году мэр Москвы Юрий Лужков и его друзья — деятели культуры встречаются, чтобы обсудить, чего добилась московская культура в прошедшем году и чего ждать от нее в грядущем. На этот раз и повод был подходящий — московское правительство наконец-то завершило строительство нового здания театра «Мастерская Петра Фоменко». Дело в том, что до сего момента театр, который специалисты и просто зрители считают одним из лучших в Москве, располагал совсем не подобающей такому учреждению территорией. Зал был непростительно мал, и зрителям, как говорят сотрудники театра, приходилось месяцами дожидаться своей очереди приобщиться к прекрасному в листе ожидания. Теперь прямо напротив старого здания материализовалось новое, состоящее из стекла и бетона, с открывающимся из фойе видом на другое архитектурное детище московского правительства — многострадальный комплекс «Москва-Сити».

Новое здание, по заверениям городской администрации, должно удовлетворить всем требованиям театра и зрителей: здесь есть большой и маленький залы, стеклянные стены, обширный буфет и прочие столь необходимые храму культуры атрибуты.

Итак, деятели культуры во главе со своим главным опекуном собрались обсудить свои дела и заодно оценить новое здание так любимого ими театра.

— Какой прекрасный зал, — воскликнула актриса Наталья Селезнева, заходя в зал. Остальные актеры, режиссеры, критики и сочувствующие журналисты были более сдержаны, рассаживаясь по своим местам.

Первым слово взял Сергей Ильич Худяков — председатель комитета по культуре правительства Москвы. Он тщательно, краснея и делая ударение на каждом слове, зачитал свой доклад, в котором описывались достижения его подопечных за этот год. Сначала он, как водится, заявил, что культурная жизнь столицы расширяется, открывает новые горизонты, а дальше перешел к наиболее острым проблемам.

— Наблюдается снижение художественной планки и мастерства. Особенно у молодых артистов. Многие лучшие театры Москвы не всегда уверенно себя чувствуют, — сокрушался чиновник.

Особенное возмущение у него вызвали те столичные театры, которые «работают на незатейливого зрителя». Конкретизировать он не стал и сразу перешел к мерам, которые принимаются в городе, чтобы справится с этими проблемами:

— При театре-студии Олега Табакова открывается своеобразная школа-интернат, в которой будут обучать будущих актеров. Планируется проводить больше мастер-классов признанных специалистов в области театрального искусства.

Худяков отметил бешеную популярность, которой пользуется ныне детский театр, и отметил, что главные московские театры, ранее не замеченные в жанре детского спектакля, сейчас осуществляют постановку оных.

— Юрий Любимов в Театре на Таганке сейчас ставит спектакль по сказкам Андерсена, а Роман Виктюк в своем театра занимается постановкой «Кота в сапогах».

При упоминании новой постановки Виктюка сидевшие в зале Олег Табаков и Евгений Миронов неприлично засмеялись.

После заведующего московской культурой слово предоставили непосредственно деятелям культуры, преимущественно театральным, что, учитывая место встречи, не удивительно.

Деятели культуры в основном благодарили мэра за проделанную работу и упирали на проблему с возможным автономным существованием театров. На этот счет высказались, к примеру, Анатолий Смелянский и художественный руководитель театра «Модернъ» Светлана Врагова.

Г-жа Врагова также вспомнила, как на одном из недавних заседаний, обсуждая инициативу Минэкономразвития об автономных учреждениях, Юрий Лужков назвал Германа Грефа «прыщом».

— Так это у вас образно получилось, Юрий Михайлович, — восхищалась Врагова. — И вообще, все эти разговоры об автономии — от лукавого.

Некоторые режиссеры и худруки театров обращали внимание и на другие проблемы.

Эдуард Бояков, руководитель театра «Практика», отметил, что в последнее время очень мало стало театральной рекламы, и предложил создавать в Москве национальные театральные студии. Свою инициативу режиссер мотивировал тем, что часто видит на улицах и в театрах грузин и армян, которым приходится почему-то играть мексиканцев.

Некоторое оживление в обсуждение насущных проблем внес худрук театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз.

— Я бы вынес эти проблемы на обсуждение в Союзе театральных деятелей, но он уже превратился в коммерческую организацию, — начал режиссер свое выступление. — Посмотрите на нас! — обратился он к коллегам. — Мы стареем! Нам не хватает молодых артистов и режиссеров.

Дальше Райхельгауз прошелся по заполонившей театральную жизнь столицы антрепризе, которая уже совсем не та, что раньше. Ну и в заключение он поведал о проблемах своего собственного театра.

— Это очень хорошо, что театрам строят новые здания. Но вот спектаклей в этом театре еще не было. А все почему? Потому что ваши, Юрий Михайлович, подопечные не могут довести до нужного качества свою работу! Я уже несколько месяцев пытаюсь согласовать рисунок забора нового здания моего театра! — негодовал режиссер. — И последнее. Как вы знаете, некоторое время назад актера нашего театра Альберта Филозова избили. Он до сих пор живет с детьми в своей однокомнатной квартире за МКАДом. Юрий Михайлович, помогите Филозову с квартирой, — взмолился Райхельгауз.

На протяжении выступлений всех докладчиков градоначальник то и дело обводил взглядом собравшихся, подперев щеку рукой и время от времени хмуря брови или жестикулируя в сторону собравшихся деятелей культуры. Особого внимания удостоилась актриса Селезнева, которой Лужков улыбался и делал знаки больше всех.

Одной из последних на трибуну поднялась руководитель Театра музыки и поэзии Елена Камбурова. Она заявила, что ее выступление — устное приложение к переданному мэру письму. Из ее слов следовало, что хоть уровень духовности в Москве и поднимается, но дальнейший рост совершенно невозможен без помощи бездомным животным, которых так много на улицах города. Певица призвала городские власти не препятствовать инициативе горожан, помогающих дворнягам пережить холода, после чего откланялась.

Последними на трибуну поднялись министр культуры Александр Соколов и сам Лужков.

Министр поведал собравшимся о том, что утвержденный на ближайшие годы план по культуре правительства Москвы уходит далеко за пределы МКАД. Кроме того, Соколов обратил особое внимание на неоднократно упомянутую проблему автономности театров. В связи с этим он с первой попытки произнес страшное и сложное, по его собственным словам, слово «разгосударствление», которого культурные чиновники вопреки инициативам Минэкономразвития допускать никак не собираются.

Выйдя на трибуну и обведя взглядом собравшихся, Юрий Лужков для начала заметил, что Соколову отсюда говорить намного удобнее вследствие роста.

— Зато вы к нам ближе, Юрий Михайлович, — подал голос Олег Табаков.

— Решения, принятые правительством, неправильные и опасные, — заявил мэр. — Сегодня, — Лужков выдержал паузу, — да и завтра тоже коммерциализация театров недопустима!

После этой фразы зал единодушно зааплодировал.

Дальше мэр повторил подвиг министра культуры и выговорил-таки страшное слово «разгосударствление», добавив к нему не менее пугающее «размуниципализация», заверив деятелей искусства, что их у нас не будет.

Дальше Лужков ответил на конкретные заявления докладчиков.

Так, Иосифу Райхельгаузу он сообщил, что не верит, что проблему с забором не получается решить так долго. На просьбу решить судьбу Альберта Филозова градоначальник ответил, что правительство Москвы уже дало актеру одну квартиру, а больше по закону не полагается.

По поводу привлечения талантливой молодежи из регионов в театры мэр высказался категорически за.

— Хочу, чтобы в Москве собиралось все лучшее, а не только одни таджики, — Лужков выдержал паузу, после чего поправился, — хотя они тоже полезную работу делают.

В заключение заседания мэр по традиции сообщил несколько цифр. Так, например, он пообещал ремонтировать по 3–4 театра в год, сделать у театров пандусы для инвалидов и повысить зарплату деятелям культуры на 45%, а бюджет, выделенный на культуру, по словам Лужкова, вырос в целых 1,4 раза.

После этого обрадованные грядущими перспективами работники культуры ринулись в фойе, где их ожидал традиционный фуршет. Судя по радостным возгласам, в этот раз на столах появилось горячее, которого не было в предыдущие годы. Этот факт смягчил даже тех, кто на протяжении заседания отпускал скептические замечания в адрес нового помещения театра и мероприятия в целом.