Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кому здесь власть

15.07.2013, 11:08

Владимир Милов о том, как оппозиции воспользоваться допуском на московские выборы

Оказание российскими властями помощи независимым кандидатам на посты мэра Москвы и губернатора Подмосковья (провластным муниципальным депутатам была дана команда «отсыпать» оппозиционерам подписи, необходимые для преодоления фильтра) – очень необычный ход, заставляющий по-новому взглянуть и на политическую стратегию Кремля, и на стратегию поведения оппозиции. До сих пор власти вели себя наоборот: стремились всячески зачистить поле для победы на выборах глав субъектов РФ (для чего, собственно, муниципальный фильтр и был придуман), убрать конкурентов любыми способами (как сейчас в Ярославле убирают с политического поля сверхпопулярного Евгения Урлашова, заявившего о губернаторских амбициях).

Кто-то скажет, что это хитрый ход с целью политически обанкротить конкурентов: при нынешних небольших рейтингах Алексея Навального или Геннадия Гудкова и отсутствии у них какой-либо другой повестки дня за пределами непопулярной среди населения «болотно-протестной» победа действующим и. о. глав Москвы и Подмосковья может даться относительно легко, а низкие проценты оппозиционеров будут потом использоваться в пропагандистских целях. Чтобы показать, что даже в столичном регионе население голосует не за митинговых трибунов, а за прагматичных управленцев.

Это упрощенная трактовка ситуации. Есть множество данных (ну хотя бы вот такие опросы), свидетельствующих, что у властей масса поводов для неуверенности в своих силах –

у того же Собянина существенно более половины номинальной поддержки формируется скорее с позиции «ну вроде он ничего, а альтернативы не видно», чем «без него мы никак». В отличие от того же Лужкова уверенной базы поддержки, основанной на признании долгосрочных заслуг, Собянин не имеет. Все это может очень быстро колыхнуться в любую сторону, особенно случись в столице в ближайшие пару месяцев задымление от лесных пожаров или еще что непредвиденное.

Вместо лесных пожаров вполне может произойти и пожар политический – власти потому всегда и стремились зачистить поле кандидатов на значимые посты, что появление пусть и не идеальных, но каких-то заметных новых кандидатов в состоянии аккумулировать протестные голоса, придать интерес выборам и создать дополнительный мобилизационный эффект. Например, при складывающейся конфигурации кандидатов на пост мэра Москвы – где среди оппозиционеров будут присутствовать и Алексей Навальный, и Сергей Митрохин – повод прийти на выборы может появиться у тех избирателей, которые, скорее всего, при отсутствии «своего» кандидата махнули бы на них рукой. В особенности это касается Навального – его сторонники, понимая проблемы с преодолением муниципального фильтра, в предыдущие недели явно раскручивали тему бойкота выборов, давая понять, что если лидера Болотной площади на выборах не будет, то им они вообще неинтересны.

Теперь, когда Навального до выборов допускают, традиционным сторонникам идеологии бойкота из числа представителей либеральной интеллигенции придется крайне трудно. Можно четко констатировать: бойкота не будет, и это очень хорошо.

Хорошо прежде всего потому, что наличие на выборах независимых кандидатов и их (смею надеяться) активная кампания способны существенно повысить явку, которая при традиционном протухшем коктейле из действующего мэра плюс представителей КПРФ, СР и ЛДПР была бы низкой. Давно доказано, что рост явки повышает шансы оппозиционеров. В этом смысле регистрация Навального имеет критически важное значение, потому что именно близкий к нему лагерь традиционно был рассадником «бойкотных» настроений. Очень хорошо, если зарегистрируют и Митрохина: в определенном смысле они с Навальным политические антиподы, Митрохин может в большей степени мобилизовать оппозиционеров, настроенных вместо митинговщины на прагматизм и конкретику.

Другая проблема для власти – в том, что допуск реальных оппозиционеров на предвыборные дебаты может выставить Сергея Собянина в не совсем выгодном свете. Одно дело отвечать на комфортные вопросы гламурных журналистов с прикормленных телеканалов, и совсем другое – если на экраны выплеснется настоящая острая дискуссия о проблемах нашего города. Это тот случай, когда дебаты имеют шанс изменить благостный ход кампании.

Сочетание всех этих обстоятельств – неуверенный характер поддержки Собянина населением, возможный эффект мобилизации избирателей, непредвиденные обстоятельства в виде событий в городе или характера теледебатов – делает второй тур выборов вполне реальной, достижимой целью, несмотря на все номинально высокие рейтинги Собянина. Это то, за что всем оппозиционерам сегодня нужно бороться.

С Московской областью несколько проще – там оппозиционные кандидаты не имеют потенциала на равных соревноваться с Андреем Воробьевым (тот же Геннадий Гудков, увы, последние пару месяцев потратил не на ежедневные объезды территории области от Дубны до Луховиц, а на что-то другое, и даже в его блоге вы не найдете много записей об областных проблемах и путях их решения). Но, тем не менее, и тут власть совершает шаги, прежде для нее крайне непривычные – помогает допуску на выборы реальных конкурентов.

Зачем они идут на этот риск? Трудно ответить однозначно. Возможно, переоценивают собственные силы, возможно – наоборот, хотят создать новый задел умений выигрывать в более жесткой конкурентной среде против прежней тепличной. Возможно, понимают, что в новом политическом цикле им такое умение понадобится. Возможно, сознательно рискуют, отдавая себе отчет в том, что попытка протащить нужных кандидатов в кресла избранных руководителей в Московском регионе сомнительными способами на фоне устаревшего «декорационного ряда» из КПРФ-СР-ЛДПР чревата дискредитацией власти и падением ее поддержки. Тем не менее налицо совершенно новая стратегия поведения власти, с которой мы не сталкивались прежде – не просто допустить на важнейшие выборы конкурентов, а еще и помочь им зарегистрироваться.

Если это действительно новая стратегия, которая впоследствии будет использоваться на будущих выборах Госдумы и президента, то оппозиционерам есть над чем задуматься.

Сильная сторона власти в этом случае – умение говорить с населением о конкретных проблемах. Да, они уже много что наобещали, да, они уже давно у власти. Но они не пасуют перед вопросами о развитии транспортной инфраструктуры или сельского хозяйства.

В отличие от многих оппозиционных лидеров, которым в ответ на такие вопросы часто бывает нечего сказать – идут в ход ответы типа «а я найму умного Гуриева, и он все подскажет» или «а сельское хозяйство вообще не важно, важно победить коррупцию». Избиратель такого не любит – ему, возможно, и нет дела до конкретных проблем сельского хозяйства, но он хочет почувствовать, что кандидату можно доверить руль, что он достаточно профессионален и не развалит вверенное хозяйство, будучи хорошим демагогом, но управленческим дилетантом.

В этом плане оппозиции очень важно делать выводы, в том числе из прошлых проигранных кампаний – например, кампании Евгении Чириковой в Химках в прошлом году. Несмотря на неплохой результат, «зацепить» избирателей интересной повесткой и повысить явку не удалось – на демагогию люди не среагировали.

Отличие ситуации в Москве и Московской области от той же Ярославской именно в этом. В Ярославле власть почувствовала в Урлашове сильного конкурента-администратора – в сочетании с митинговыми умениями это вообще опасный коктейль. Спасовав перед перспективой потери контроля над областью (впервые за все годы путинской управляемой демократии), пошли на крайние меры – арест прямо перед выборами, что уже вызывает очевидный обратный эффект и ведет «Единую Россию» к неминуемому поражению на осенних выборах в Ярославской области. В этом плане Урлашов, несмотря на всю приземленность и удаленность от больших политических материй, разумеется, более опасный соперник для власти, чем Навальный, рейтинг которого в Москве после трех лет ежедневной раскрутки независимыми московскими СМИ с аудиторией всего лишь в несколько миллионов человек едва выше статистической погрешности. Не зря Навального держат под подпиской о невыезде и высочайшим указанием помогают собирать подписи, а Урлашова берут целым отрядом СОБРовцев.

Но и Навальный может сыграть важную роль – лишить московские выборы прежних бойкотных настроений, помочь повысить явку, мобилизовать людей. Второй тур в Москве может стать реальностью.

В краткосрочном плане именно это – работа на второй тур – должно стать сегодня главной целью оппозиции. А вот долгосрочная проблема – дефицит конкурентоспособности в профессиональном плане – пока никуда не девается. И если власть решила всерьез выйти в открытое поле конкурентной политики и бить соперников профессионализмом – то к циклу 2016–2018 годов против нее нужно будет выставлять совершенно другой пул кандидатов, чем те фамилии, которые на слуху сегодня.