Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тупиковая ветвь эмиграции

03.06.2013, 12:19

Владимир Милов о том, почему не следует уезжать из России

В истории с отъездом из России Сергея Гуриева все в основном обсуждают один аспект – насколько тревожный это сигнал о положении дел в стране, раз отсюда уже уезжают люди с таким статусом, заслугами и влиянием. Однако то, что в России тревожно – не новость вот уже много лет. Но есть и другая сторона проблемы, обратите внимание на официальную реакцию: несмотря на то что Гуриев с его авторитетом на Западе вроде бы может нанести большой ущерб имиджу власти, выступая с критикой того, что происходит у нас, комментарии представителей высшего руководства страны наполнены уверенностью в себе и чуть ли не улюлюканьем — да скатертью дорога, пусть уезжает, незаменимых у нас нет.

Это неудивительно. Подобной реакцией власть еще раз демонстрируют свое давно сформулированное отношение к тем, кто в последние несколько лет стал у них интеллектуальной и медийной занозой в боку: не нравится путинская Россия – уезжайте, мы справимся без вас. Чисто политически, по балансу минусов и плюсов, для Путина крайне выгодно, чтобы те, кто остро критиковал его режим в последние годы, просто взяли и уехали. В его глазах это такая win-win situation: вас там обожают на Западе, вы обожаете Запад и прекрасно найдете себе там работу, а проблемную Россию оставьте мне, тут уж я с моим дорогим рабочим классом как-нибудь сам разберусь.

Некоторое усиление критики России в интеллектуальных кругах на Западе президента не пугает: он уже научился эффективно решать дела с прагматичными западными политическими лидерами и воспринимает эту критику как белый шум (от него и в самом деле немного выхлопа – ну вот запретили въезд в США 60 прокурорам и судьям, которые и не собирались туда ехать, ну и что?).

Наличие в России влиятельных элементов, разлагающих систему изнутри, беспокоит его куда больше.

Отъезд Гуриева в этом смысле является исключительно плохим сигналом для многих россиян, ориентированных на демократические перемены. Гуриев – любимец либеральной прессы, авторитет для многих людей, разбирающихся в экономике и финансах, человек с репутацией серьезного профессионала, создал мегауспешный частный образовательный проект с международным имиджем, что крайняя редкость для современной России. И если такие люди уезжают, то, значит, и нам пора? Так сегодня рассуждают многие, эта фраза буквально витает в воздухе.

Тем более что Гуриев не одинок. За границей сейчас Рустем Адагамов, Гарри Каспаров – люди, которые еще вчера активно участвовали в уличных протестах. Высказанное Лимоновым предположение об эмиграции Олега Кашина в Швейцарию, которое Кашин позже вроде как опроверг, дало новый толчок слухам о волне эмиграции из России. Эти люди определенным образом влияют на умонастроения оппозиционно настроенных россиян. А тут еще и преследования рядовых активистов по «Болотному делу» — часть из них тоже была вынуждена уехать.

Складывающаяся картина очень пессимистична: у людей формируется мнение, что ситуация безнадежна, многие если и не раздумывают уехать из России, то по крайней мере окончательно хоронят для себя перспективы какой-то осмысленной оппозиционной деятельности. Как в 2007–2008 годах, эта деятельность становится уделом нескольких тысяч постоянных активистов, скатываясь в маргинальную нишу. Кейс Гуриева затрагивает и противоположный пласт: Гуриев был одним из символов «медведевской модернизации», надежд на то, что каких-то позитивных перемен в стране можно достичь если не через радикальную оппозиционную политику, то через правильное маневрирование в коридорах власти, дружественных либеральных министров, РЭШ, Сколково. Отъезд Гуриева символизирует окончательный крах надежд на «медведевскую модернизацию», пусть даже и бледное второе ее издание времен премьерства.

Политически защитить попавших под пресс и столкнувшихся с реальным выбором — сесть или уехать — некому. Была предпринята попытка создать некую координирующую силу из лидеров протестов 2011–2012 годов, но где сейчас та координирующая сила, вы и сами, я думаю, в курсе, не будем о грустном.

Дефицит политического представительства – серьезная проблема: если бы протестное движение 2011–2012 годов удалось превратить в мощную организованную политическую силу, нацеленную на следующих выборах взять власть, то просто так посылать направо и налево следователей было бы значительно сложнее. Но, увы, этого не получилось. Так что же, уезжать – единственный выход?

Лично я хорошо представляю себе мотивацию Сергея Гуриева и уважаю ее. У него есть семья, дети, он уважаемый в мире профессионал, не совершал ничего плохого. Он имеет безусловное право обезопасить себя даже от минимального риска попасть в тюрьму.

Однако Путин, сейчас, конечно, довольно потирает руки. Сигнал «всем таким, как Гуриев» послан очень недвусмысленный – если на вас один раз цыкнуть и «вызвать доктора», вы сразу разбежитесь по Парижам и Манхэттенам. План Путина срабатывает?

Это было бы слишком легким выходом из ситуации для президента с его падающими рейтингами и туманной перспективой выборов 2018 года, когда его возраст будет приближаться к 70. Если Путин думает, что, отправив следователей к Гуриеву и вынудив его уехать, он тем самым решил проблему, то он сильно ошибается. Кого-то из либеральной интеллигенции он и впрямь может относительно легко отправить за границу. Но этим дело и ограничится: есть и те, кого вот так вот взять и выдавить в эмиграцию не удастся. Почти полтора десятилетия путинизма сыграли свою роль: мы утратили последние иллюзии о возможности легкой победы, поняли важность работы за пределами столичной богемы, с широким избирателем по всей стране. Путинские годы были нелегкими: нас по указке властей лишали контрактов и доходов, задерживали на митингах, нашисты устраивали против нас провокации, путинские друзья-миллиардеры подавали на нас в суд и перекрывали выезд за границу. Всякое было.

В России начались необратимые процессы перемен, которые не дадут власти возможности расслабиться, невзирая ни на какое давление следователей. Можно открывать десятки и сотни новых уголовных дел, но это не прибавит поддержки населения. Можно ускоренно раздавать русские паспорта приезжим из Средней Азии, чтобы обеспечить себе новые сотни тысяч и даже миллионы голосов на будущих выборах, но это вызовет только новые волны недовольства: вопрос по приезжим уже превратился в ключевую тему политической повестки дня, и громкие заявления властей об озабоченности притоком мигрантов не помогут, если реальные действия будут этим заявлениям противоречить. На ближайших региональных выборах, выборах Мосгордумы 2014 года и последующих выборах Госдумы и президента власть ждут неприятные сюрпризы.

Вот на эти цели мы должны сегодня работать и ни в коем случае не впадать в пессимизм и уныние на фоне таких новостей, как отъезд Гуриева. У нас не получилось составить Путину серьезную конкуренцию за власть в цикле 2011–2012 годов – мы должны сделать выводы из ошибок (как бы это ни было кому-то неприятно) и предпринять такую попытку в следующий раз. Объективные условия нам благоприятствуют. Если кого-то посадят – должны найтись те, кто подхватит знамя и двинется дальше. Ни в коем случае нельзя опускать руки, считать ситуацию безнадежной и делать ставку на эмиграцию. Путин только этого и ждет. Мы не должны дарить ему этот шанс.