Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ослы, слоны и опоссумы демократии

29.08.2016, 10:19

Георгий Бовт о том, как эра информационной открытости делает политику неприглядной

Reuters

Давным-давно, еще в советские времена, довелось мне попасть на мясокомбинат в цех, где делали колбасу. Лучше, конечно, не видеть процесс этого производства, спутниками которого в том числе были крысы. Рассказывали, что они иногда попадали в фарш. Но если этого не знать, то колбаса по тем временам всеобщего дефицита была съедобная. Особенно та, что по 3,90 р. В отличие от той, что стоила 2,20 р.

Нынешняя эра информационной открытости применительно к политике — аналогия посещения колбасного цеха.

Может, лучше и не знать, как делается нынче демократия, чтоб тебя от нее не стошнило?

Хотя считается, что прозрачность заставляет политиков вести себя ответственно, оглядываться на избирателей. А что если это не оглядка и ответственность, а лишь приспособление к новым технологиям, постижение новых методов изворотливости и совершенствование искусства манипуляции и одурачивания публики?

Наблюдая нынешнюю американскую президентскую предвыборную гонку между представителями «ослов» (символ демократов) и «слонов» (республиканцы), кажется, что она едва ли не самая грязная за многие годы.

Избирателю представлен выбор из двух политиков, антирейтинг которых выше уровня поддержки каждого из них.

Но, может, мы просто стали знать об изнанке демократии слишком много? Мы-то думали, что это белый и пушистый зверек, а она оказалась сущим опоссумом. В том числе благодаря таким «крысам», как Wikileaks. И чем больше подробностей того, как «делают эту колбасу», тем меньше хочется ее «хавать».

Вокруг Хиллари Клинтон новый скандал. Он связан с благотворительным фондом четы Клинтон и его подразделением «Глобальная инициатива», руководимых бывшим президентом Биллом. Агентство Associated Press изучило часть недавно открытой электронной переписки Клинтон в бытность ее госсекретарем. Письма, отправленные с ее частного сервера, были получены по закону о свободе информации. Как ни противно критикам Америки, но этот закон работает, по нему можно затребовать организации и физлицу любую информацию, кроме сверхсекретной. Эти письма имелись и в распоряжении ФБР, которое расследовало дело о незаконном использовании частного сервера для служебной переписки, но не заинтересовали его. Дело прикрыли. И вот теперь активисты одной правой НКО настояли на раскрытии информации. В середине сентября по постановлению суда (непривычно для нас, не так ли?) будет по запросу другой НКО раскрыто еще около 15 тыс. писем Клинтон, которые она удалила, но их восстановили с помощью специальной программы.

Оказалось, более половины деловых встреч Клинтон с людьми не из администрации и не являющимися иностранными должностными лицами, а именно 85 из 154, состоялось с теми, кто делал пожертвования в Фонд Клинтонов. От 85 благотворителей поступило $156 млн. При этом госсекретарь имеет законное право контактировать с такими лицами и организациями.

Так, нобелевский лауреат по экономике, придумавший дешевые микрокредиты для мелкого бизнеса, Мухаммад Юнус просил защиты госсекретаря от правительства Бангладеш, которое пыталось сместить его с поста руководителя одной финансовой организации. Связанная с Юнусом американская структура затем помогла Фонду Клинтонов. А в 2010 году Обама наградил Юнуса медалью Свободы (о награждении медалью конгресса ранее ходатайствовал тогда сенатор Джон Керри). В свою очередь, агентство USAID при госсекретаре Клинтон выделило на поддержку микрофинансовых программ Юнуса более $2 млн. Это в несколько раз больше взносов близкой ему структуры в Фонд Клинтонов. Но и польза делу микрофинансирования в странах третьего мира тоже была.

Один из топ-менеджеров корпорации Blackstone ходатайствовал о визе для супруги. Затем корпорация пожертвовала фонду около $500 тыс., а ее восемь топ-менеджеров — взносы от $375 тыс. до $800 тыс. Руководство компании Estee Lauder просило поддержки Госдепа для корпоративного фонда в Южной Африке, борющегося со СПИДом. Фонд реально работающий. Затем через аффилированную структуру Фонду Клинтонов перевели $5 млн.

А еще не менее 16 иностранных правительств внесли в Фонд Клинтонов $170 млн, пока Хиллари была госсекретарем.

Принц Бахрейна пожертвовал $32 млн. Говорят, за смягчение риторики Госдепа в отношении нарушений прав человека в его стране. Аналогичная «сделка» была в пору «арабской весны» заключена и с правительствами Марокко и Алжира. Впрочем, деньги давали и невинные по этой части правительства Австралии и Норвегии. Клинтон-госсекретарь и Клинтон-фонд работали рука об руку. Критики Хиллари уверяют, что Госдеп при ней форсировал поставки вооружений (ведомство курирует их) Саудовской Аравии именно потому, что королевство было одним из спонсоров ее фонда. Хотя вряд ли дело обстоит так прямолинейно.

Фонду как НКО запрещено лоббировать коммерческие структуры, а The Wall Street Journal утверждала, что глава его Билл ходатайствовал перед министром энергетики Стивеном Чу, чтобы один из спонсоров фонда, Energy Pioneer Solutions Inc., получил федеральный грант на чуть менее $1 млн. Компанию Cisco критиковали за тесное сотрудничество с «авторитарными китайскими властями». А Госдеп под руководством Клинтон защищал ее, спонсора фонда. Ведомство размещало у нее заказы.

Имеется опыт работы Фонда Клинтонов и с Россией. В 2010 году Клинтон лоббировала контракт корпорации «Боинг» на $3,7 млрд. Два месяца спустя «Боинг» перечислил фонду $900 тыс. Кстати, связи с «Боингом» не попали под антироссийские санкции.

Может, российским компаниям и госкорпорациям надо было плотнее работать с клинтоновской НКО? А то наши власти, кажется, слишком увлечены темой вредоносности НКО, отказываясь видеть и признавать очевидный факт: они давно стали неотъемлемой частью мировой политики. Надо просто уметь с ними работать.

Не попало под санкции и сотрудничество с Россией в области поставки уранового топлива для американских АЭС. А ведь Фонд Клинтонов и Госдеп курировали в свое время сделку, в результате которой «Росатом» получил контроль над урановыми шахтами в Казахстане, принадлежавшими канадской компании Uranium One. После перехода контроля за Uranuium One к структурам, близким к «Росатому», Фонд Клинтонов получил $2,35 млн от этой компании.

Всего установлен 181 корпоративный лоббист, апеллировавший к Госдепу при Клинтон-госсекретаре. Так, швейцарский банк UBS резко увеличил финансовые вливания в фонд (до $600 тыс. с 2008 по 2014 год), когда у него возник спор по вопросу уплаты налогов в США. Всего фонд получил не менее $5 млн взносов от девяти финансовых структур, которые вели — вот же совпадение! — переговоры и достигли мирового соглашения с минюстом США по вопросу уплаты штрафов в качестве дешевой альтернативы судебному наказанию за нарушения законов США.

Трамп это называет «коррупцией в стиле третьего мира». Он упрощает. Просто так работает современная демократия. И это не коррупция, а «мягкая сила».

Если покопаться в истории самого Трампа, то картина будет не менее неприглядной. Со стороны это покажется совершенно циничным и диким — а многим так и в Америке кажется, поэтому они и восстали против «продажного истеблишмента», поддержав «антисистемных» Трампа и ранее Сандерса, — но ни Хиллари, ни экс-президент Билл, подписавшие этические обязательства перед вступлением Хиллари в должность госсекретаря в 2009 году, закон не нарушили. Ведь конкретные переговоры о взносах в фонд вела не она, а ее помощники, которые такую подписку не давали. Как выяснила из полученной по закону о свободе информации переписки Клинтон организация «Объединенные граждане», две помощницы Клинтон, Хьюма Абедин и Черилл Миллс, постоянно контактировали со спонсорами фонда и даже редактировали речи Билла. Абедин также отредактировала часть электронной переписки своего шефа, прежде чем предоставить ее конгрессу.

Так что если кто и пострадает в результате скандала (вплоть до посадки, как в рейгановскую пору обвиненный во всех прегрешениях поставок оружия никарагуанским «контрас» полковник Оливер Норт), так это она. Не Клинтон. Супружеская чета божится, что после избрания Хиллари президентом фонд будет брать деньги только у граждан США. Дабы избежать конфликта интересов. А раньше это конфликтом интересов не было, мол.

Ни Хиллари, ни Билл действительно не получали из фонда ни цента. Их НКО не менее авторитетна, чем фонд Билла и Мелинды Гейтс по части благотворительности, образовательных, медицинских (например, программы удешевления лечения СПИДа) программ в странах третьего мира, в основном в Африке. Многие из них успешны. Сами Клинтоны, заработавшие с 2001 по 2015 год $237 млн ($110 млн за последние четыре года, при том что, когда Билл съезжал из Белого дома, они были в долгах), потратили на благотворительность более $23 млн личных средств. Заработки — от выступлений (Билл получал в годы министерства супруги $750 тыс. за речь) и книжных публикаций. Это в процентном отношении к доходам в несколько раз больше, чем у миллиардера Трампа. У них получается 9,8%, а у него — менее 1%.

Со стороны вся эта кухня, где варятся одновременно циничное манипулирование (в том числе в отношении иностранных государств), двойные стандарты, коммерциализация благотворительности, но и типичное, вы не поверите, во многом альтруистическое американское мессианство и стремление сделать мир лучше (по своему подобию), выглядит со стороны неприглядно.

Вон же ведь и там «крыса» в колбасный фарш упала, и там, и там тоже.

Однако из такого «фарша» состоит сегодня вся мировая политика, немыслимая без неформального общения на самых разных уровнях, без НКО, не лишенных — да, конечно, товарищи борцы с «нежелательными организациями», — элемента политического влияния, но и объективно выполняющих важную полезную работу по модернизации гуманитарного пространства адекватно вызовам времени. В условиях увеличения прозрачности, активизации всяких Wikileaks, думаю, политики все равно не меняются в своей сущности. Они все так же циничны, продажны и подвержены двойным стандартам. Но вынуждены сильнее изворачиваться, подстраиваться, корректировать в сторону приличий свое алчное или тщеславное поведение. Демократия — это гарантия прав меньшинства. Но это еще и контроль одних мерзавцев над другими, чтобы те не зарывались.

У нас власти, конечно, щадят публику от лицезрения «крыс», попадающих в фарш. Дабы не помогать навальным шокировать народ. Росреестр, например, засекретил данные о собственности неких «детей Чайки». В России принят закон о засекречивании информации о собственности вельмож. Аналог закона о свободе информации есть, но не работает. Меньше знаешь — крепче спишь.

Если вывалить наружу всю подноготную того, как, кто и по каким расценкам «рулит» Россией, мало бы не показалось. Вам это надо? Правда?

У нас нет такого, чтобы одни мерзавцы контролировали других напоказ плебсу. Все наши «мерзавцы» отчитываются только перед одним человеком. Конфиденциально. Наши выборы на фоне Америки — пример скучного официозного благочиния.

С другой стороны, в тех странах, где взаимно сдерживаемые мерзавцы трясут «изнанкой демократии», народ в целом живет более достойно, зажиточнее и в большей безопасности. То есть колбаса у него более питательная и вкусная. Как это многим ни противно признавать.