Неоправданная критика

Что не так с заявлениями биолога Ольги Матвеевой об «ЭпиВакКороне»

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Интервью с молекулярным биологом и создателем американской биотехнологической компании Sendai Viralytics Ольгой Матвеевой в издании «Настоящее время» (занесено Минюстом в список иностранных агентов) поднимает ряд вопросов, которые ранее уже обсуждались как в научном, так и в популярном формате на различных площадках.

Одним из таких вопросов является эффективность вакцины «ЭпиВакКорона». Ольга Матвеева утверждает, что «Она просто неэффективна, тот принцип, по которому она устроена. В этой вакцине есть пептиды (фрагменты белка), поэтому она и называется пептидной. И эти пептиды должны быть видны иммунной системе. Но пептиды, которые в «ЭпиВакКороне» задействованы, не видны иммунной системе».

Говоря о полной неэффективности вакцины «ЭпиВакКорона», Ольга Матвеева обходит вниманием все полученные к настоящему времени данные клинических исследований. В частности, о формировании гуморального иммунного ответа говорит то, что у всех привитых участников клинических исследований I-II фазы были обнаружены поствакцинальные антитела, которые сохранялись в течение 6 месяцев. Даже по истечении девятимесячного срока антитела выявлялись больше чем у половины добровольцев.

Тезис о невидимости для иммунной системы входящих в состав вакцины пептидов требует доказательств и специальных структурных исследований. В отсутствие таких исследований, на основании одного лишь моделирования, невозможно сделать вывод о стабильности вакцинной конструкции в растворе, влиянии белка-носителя и других факторах, влияющих на распознавание пептидов иммунной системой.

Рассказывая об опыте группы добровольцев, не выявивших у себя антител после вакцинации обычными тестами, а также об использовании специальных тест-систем, разработанных научным центром «Вектор», Ольга Матвеева сравнивает ситуацию сказкой «про голого короля». Между тем в этой ситуации нет ничего сказочного.

Как это часто бывает, наряду с каким-то высокотехнологичным продуктом выпускаются так называемые сопутствующие товары, повышающие удобство его использования. И эти товары технологически совместимы с продуктом – как, например, зарядное устройство совместимо с определенной моделью телефона.

Одновременно с разработкой вакцины «ЭпиВакКорона» ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора разрабатывалась специальная тест-система, учитывающая особенности формирования антител при использовании вакцины на пептидной платформе. В отличие от большинства коммерческих тест-систем, эта тест-система ориентирована на обнаружение именно тех антител, которые формируются в ответ на входящие в состав вакцины пептиды, в то время как чувствительность других доступных тест-систем, ориентированных на детектирование всего многообразия антител к цельному S-белку коронавируса или его крупным фрагментам, не позволяет получить нужный результат и зафиксировать гуморальный ответ, обеспечиваемый функционально значимыми антителами к пептидам.

Еще одним вопросом, поднимаемым в статье, является организованный группой добровольцев эксперимент по нейтрализации вируса. Поскольку речь идет о работе с живым вирусом, подобные эксперименты могут проводиться в ограниченном числе лабораторий уровня защиты BSL-3, однако организаторы эксперимента не раскрывают названия проводивших эксперимент лабораторий. Это обстоятельство тем более значимо, поскольку полученные добровольцами результаты не совпадают с результатами лабораторных исследований нейтрализации вируса, проведенных ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора с сывороткой животных и вакцинированных людей. В данных экспериментах показана нейтрализующая способность сывороток от лиц, привитых вакциной «ЭпиВакКорона».

Продолжая критическую линию, Ольга Матвеева упоминает о препринте ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, описывающем опыт применения вакцины «ЭпиВакКорона» в полевых условиях, и сравнивает приведенные в нем цифры по заболеваемости среди привитых лиц со статистикой заболеваемости по Москве, делая неуместный вывод о том, что «с «ЭпиВакКороной» заболело и умерло немножко больше людей». С точки зрения статистики такое сравнение невозможно, поскольку выборки являются несопоставимыми.

Сообщая о том, что вакцина «ЭпиВакКорона» была введена в оборот до окончания II фазы исследований, Ольга Матвеева не упоминает, что указанный порядок применяется ко всем вакцинам против COVID-19, разрабатываемым в Российской Федерации, и эти вакцины регистрируются и вводятся в оборот до истечения 270-дневного срока клинических исследований I-II фазы – по ускоренной процедуре в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации № 441 от 03.04.2020 г. для препаратов, предназначенных для применения в условиях угрозы возникновения, возникновения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Примечание издания «Настоящее время»* о том, что в случае со «Спутником V» введение в гражданский оборот «произошло уже на третьей фазе испытаний» является справедливым, но нуждается в дополнении: Вакцина «ЭпиВакКорона» также появилась в обороте (декабрь 2020 года) после начала пострегистрационных исследований III-IV фазы (ноябрь 2020 года).

Упрек в том, что первая публикация о вакцине «ЭпиВакКорона» вышла в журнале «Инфекция и иммунитет», а не во «всемирно известном издании Lancet», представляется неоправданным.

Разнообразие журналов, публикующих статьи, связанные с новым коронавирусом, колоссально, и авторы имеют огромный выбор. В международной базе Scopus индексируется 7295 журналов, относящихся к категории «Науки о жизни», и в большинстве из них могла бы быть опубликована статья, описывающая тот или иной аспект коронавирусной инфекции. Поиск по названию, аннотации и ключевым словам в той же базе данных Scopus показывает, что в одном только 2021 году было опубликовано более 77 тысяч произведений с упоминанием COVID-19. Все они вышли на страницах того или иного издания, соответствующего строгим редакционным требованиям, предъявляемым Scopus и проводящим самостоятельную и независимую редакционную политику. К числу таких изданий в полной мере относится и журнал «Lancet», и журнал «Инфекция и иммунитет». Публикуемые в них англоязычные стать статьи равнодоступны читателям всего мира, о чем говорит хотя бы тот факт, что по состоянию на 29 июня 2021 года число просмотров статьи о вакцине «ЭпиВакКорона» в журнале «Инфекция и иммунитет» составляет 22951!

Тот факт, что журнал «Инфекция и иммунитет» издается НИИЭМ имени Пастера, который, как и научный центр «Вектор», подведомственен Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, является не препятствием для публикации статьи «Вектора», а естественной предпосылкой.

Кроме того, по какой-то причине Ольга Матвеева ни слова не говорит о журнале «Вестник Российской академии медицинских наук», опубликовавшем вторую статью, посвященную вакцине «ЭпиВакКорона». Данный журнал никак не связан с Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, поскольку его учредителями являются Федеральное государственное бюджетное учреждение «Российская академия наук» и Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Впрочем, ведомственная критика этим не ограничивается.

Ольга Матвеева утверждает, что «все, кто работает в Минздраве, имеют право разговаривать с прессой только с разрешения высшего руководства. То же самое в Роспотребнадзоре», по-видимому, считая такой порядок вещей ненормальным. В этой связи следует заметить, что вопросы взаимодействия со СМИ регламентируются во многих крупных организациях, имеющих выстроенную коммуникационную политику и заботящихся о подаче информации по значимым информационным поводам. В этом случае согласование публичных заявлений сотрудников в СМИ является обычной практикой.

Использование метафор и аналогий действительно часто позволяет объяснить сложное для понимания явление, включая распознавание иммунной системой антигенов вакцины, однако такие приемы не всегда подходят для доказательства выдвигаемого тезиса. Действительно, одной «косточки», «кишки» или «рентгена» дракона может быть недостаточно для восстановления его облика, однако есть палеонтологические примеры, когда три косточки, а точнее фрагмента черепа, позволяют воссоздать структуру мозга динозавра. Палеонтология не стоит на месте, равно как и технологии создания современных пептидных вакцин. Подобно тому, как палеонтолог учится обращаться с ископаемыми останками, нашу иммунную систему можно научить эффективно распознавать пептидные антигены и формировать эффективную защиту от вируса.

Автор — заместитель генерального директора ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора.

* «Настоящее время» внесено Минюстом в список иностранных агентов.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть