Пенсионный советник

Суд над спортом: крах олимпийского движения

Может ли МОК восстановить ОКР в правах до завершения Игр-2018

Тренировка российского спортсмена в форме с логотипом OAR (Olympic Athlete from Russia) перед... Jae C. Hong/AP
Тренировка российского спортсмена в форме с логотипом OAR (Olympic Athlete from Russia) перед Олимпиадой в Пхёнчхане, 3 февраля 2018 года

«Война» МОК с Россией вылилась в череду судов. Впрочем, оказалось, что победа российских спортсменов в Спортивном арбитраже олимпийскому комитету не указ. Но судебная борьба продолжится – теперь уже на полях самой Олимпиады. Атмосфера тотального взаимного недоверия внутри олимпийских институтов привела к тому, что правила игры стали непонятны.

По известным причинам России кажется, что она — главная пострадавшая сторона от Международного олимпийского и Международного параолимпийского комитета, а также от Всемирного антидопингового агентства. В реальности война МОК, МПК и WADA c Россией, длящаяся почти три года, — часть глубочайшего c момента нового рождения античных Олимпиад 122 года назад кризиса, в которой угодило олимпийское движение, а заодно сама идея борьбы за «чистый спорт».

Реклама

Главная причина все более явной олимпийской катастрофы --

тотальное взаимное недоверие и подозрения в коррумпированности и политизированности всех институтов, отвечающих за проведение Олимпиад и чистоту спорта высоких достижений.

Собственно, похожее взаимное недоверие и отказ подчиняться общим правилам лежит и в основе очевидного кризиса мировой дипломатии, в том числе ее главного международного института — Организации Объединенных Наций.

История с приостановлением членства Олимпийского комитета России в МОК и нашим ограниченным допуском на зимнюю Олимпиаду-2018 в Пхенчхане (допустили не страну, а только «олимпийских атлетов из России» без национальной символики под нейтральным флагом) получила новое «феерическое» продолжение.

МОК отказался пригласить на Олимпиаду 13 пожизненно отстраненных от участия в Играх российских спортсменов и двух тренеров (точнее, ставших тренерами экс-спортсменов) даже несмотря на то, что они выиграли свои дела в высшей инстанции для рассмотрения подобных споров — Спортивном арбитражном суде (CAS).

Всего суд отклонил пожизненные дисквалификации МОК в отношении 28 наших спортсменов, но часть из них уже завершили карьеру, а часть не отобрались на Игры-2018 по спортивным показателям. А есть еще отстраненные МОК другие российские спортсмены — без объяснения причин. Причем те, кто пока, по официальным данным, ни на каком допинге не попадался. Тем россиянам, кто хоть раз попадались, МОК запретил выступать в Пхенчхане изначально.

В России приговор Спортивного арбитража трактуется как «однозначное оправдание заведомо чистых российских спортсменов», но МОК думает иначе.

Устами своего президента Томаса Баха он не просто осудил этот приговор как несправедливый и подрывающий основы борьбы с допингом, но еще и оценивает саму суть вердикта по-другому:

мол, суд просто не счел представленные доказательства вины спортсменов и наличия в России государственной системы поддержки допинга абсолютными и достаточными.

То есть, по версии МОК, это вовсе не оправдание спортсменов, а (пока) лишь отказ признать их вину.

Именно поэтому МОК при поддержке WADA намерен обратиться с апелляцией на решение CАS в Федеральном суде Швейцарии после получения мотивировочной части — хотя Олимпийская хартия вроде бы однозначно не допускает возможности такой апелляции. При этом России изначально было рано так безоговорочно радоваться вердикту CAS: мало того, что Спортивный арбитражный суд медлит с обнародованием мотивировочной части, хотя до открытия Олимпиады с момента вынесения вердикта 1 февраля оставалось лишь 8 дней. Он еще и признал частично виновными 11 российских спортсменов.

Позицию России в сложившейся ситуации выразил министр спорта Павел Колобков: у нас нет врагов, у нас есть «партнеры, с которыми нужно работать». Действительно прерывать отношения с ключевыми международными спортивными организациями – значит, лишиться олимпийских перспектив на неопределенный срок.

Спортивный юрист Михаил Прокопец предложил оправданным CAS российским спортсменам, которых МОК не пригласил на Игры, обратиться в выездную арбитражную коллегию непосредственно в Пхенчхане для ускоренного рассмотрения апелляций.

И работа у этой панели уже появилась: 6 февраля иски к МОК подали 32 российских спортсмена, среди которых Виктор Ан, Антон Шипулин, Ксения Столбова и Сергей Устюгов.

Олимпийский дух проявился и здесь – бороться до конца, хоть не на лыжне или катке.

И приходится признать, что большая проблема (и это еще мягко сказано) уже возникла — и у МОК, и у WADA, и у Спортивного арбитражного суда. Их представители публично обвиняют друг друга и утратили доверие всех заинтересованных сторон. Если МОК отменит дисквалификацию российских спортсменов после того, как независимая комиссия, нанятая им, с ее точки зрения, подтвердила наличие госсистемы допинга в России, — это будет публичной потерей лица главного устроителя Олимпиад. К тому же значительная часть спортсменов и, главное, национальных олимпийских комитетов, считают, что МОК прав, обвиняя Россию.

В сложившихся обстоятельствах, нельзя исключать раскола МОК.

Наиболее экономически развитые страны уже и так не горят желанием проводить Олимпиады, особенно зимние. От оскандалившегося Международного олимпийского комитета могут отвернуться и спонсоры.

WADA оказалась даже не в состоянии договориться о том, какими должны быть пробирки для допинг-проб на Играх-2018. К тому же Всемирному антидопинговому агентству по разным причинам теперь не вполне доверяют и те страны, которые ходят в главных нарушителях (та же Россия), и те, кто наиболее активно призывал к расследованию обвинений в адрес нашей страны.

Для одних агентство недостаточно принципиальное, для других — слишком «робкое». К слову, показательно, что две самые успешные частные спортивные лиги мира по игровым видам спорта — американская Национальная баскетбольная ассоциация и американо-канадская Национальная хоккейная лига — вообще не признают международные антидопинговые правила. Поэтому, например, дисквалифицированный за допинг в России или Швеции хоккеист запросто может подписать контракт с НХЛ хоть на следующий день после дисквалификации.

Спортивный арбитражный суд перестает быть авторитетом для МОК и WADA. При этом решение суда по дисквалифицированным МОК нашим спортсменам автоматически — тут уж его никакая федерация по конкретному виду спорта оспаривать точно не будет — разрешает им выступать во всех соревнованиях, кроме Олимпиад.

В результате Олимпиады становятся не соревнованиями всех сильнейших и не главным спортивным событием четырехлетия, как задумывались, а ареной какой-то совсем уж склочной политической возни. Кстати, в футболе летние Олимпиады никогда не были соревнованиями сильнейших — там соревнуются молодежные сборные. В хоккее с шайбой если кто-тот еще год или полгода назад критиковал решение НХЛ не отпускать в Корею своих игроков в разгар сезона, теперь уже наверное понимает, как мудро поступила Лига.

Зачем ей эти лишние скандалы, а не только финансовые убытки?

Так что у Олимпийских игр появились серьезные шансы исчезнуть из нашей истории еще раз, как это случилось в античные времена. По крайней мере к честной спортивной борьбе человечество сейчас, похоже, не готово. Ведь такая борьба невозможна без соблюдения понятных, прозрачных и всеми признаваемых правил. А с этим явно большие проблемы — и в спорте, и в политике.