Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Овощное состояние

Как докричаться до государства

«Газета.Ru» 11.02.2016, 17:13
Кадр из мультфильма «Чиполлино» Союзмультфильм
Кадр из мультфильма «Чиполлино»

Пока государство под молчаливое равнодушие большинства закрывает общественные организации одну за другой, в столичном театре идет детский спектакль по мотивам сказки о приключениях Чиполлино с измененным финалом. Недовольные овощи в нем не свергают власть, а просят отменить несправедливые указы. И их отменяют. В реальной жизни вера в такие сказки вряд ли поможет. Ведь, чтобы достучаться до власти, как раз и нужны независимые, а не только сервильные НКО.

Верховный суд Татарстана ликвидировал одну из самых активных правозащитных организаций России — «Агору». Она стала первой в российской истории НКО, ликвидированной по решению суда. В иске Минюста говорится, что организация нарушила требования к закону о некоммерческих организациях — будучи «иностранным агентом», «продолжала влиять на общественное мнение».

Интересно, а чем, по мнению всех этих людей, должны заниматься правозащитники? Печь пирожки? Юристы «Агоры» брались за дела, вызывавшие очевидный общественный резонанс, — как, например, убийство адвоката Маркелова, дело «БОРНа», дело о пытках в казанском отделении полиции «Дальний», «болотное» и многие другие. Как заметила омбудсмен Элла Памфилова, «Агора» стала жертвой широкого толкования Минюстом РФ понятия политической деятельности:

«Если эта тенденция продолжится, то скоро в России не останется ни одной общественной организации, которая добивается от власти решения тех или иных проблем в области прав человека».

И вот уже вслед за «Агорой» Минюст по решению суда собирается ликвидировать фонд в поддержку демократии «Голос», который занимался организацией наблюдения на выборах. Претензии ведомства заключаются в нарушении устава и требований того же закона о НКО.

Конечно, накануне избирательной кампании и в разгар экономического кризиса нужно заткнуть всех, кто хоть как-то подает еще голос о несправедливостях в стране, призывает людей обратить внимание на нарушения, задуматься не только о своей песочнице, но и о качестве жизни в целом, о правах и обязанностях, взаимных — не только людей, но и власти. Потому что теперь как-то все больше и больше получается, что у граждан — одни обязанности, зато у властей всех уровней — много-много прав. На все.

В среду Роскомнадзор внес в реестр запрещенных сайтов портал «Роскомсвобода». В решении суда говорится, что страница сайта с информацией об обходе блокировок помогает гражданам «получать неограниченный доступ к запрещенным материалам, в том числе и экстремистским». При этом сами анонимайзеры в России не запрещены, а портал начал свою работу именно как борец за свободу распространения и получения информации.

...А в Театре содружества актеров Таганки вот уже больше года идет детский спектакль по мотивам сказки о приключениях Чиполлино с новым финалом, который неизменно вызывает изумление родителей. Вплоть до конца пьесы действие на сцене развивается как у Джанни Родари: принц Лимон обкладывает подданных все новыми налогами, полицейские-лимончики бросают несогласных в тюрьму, у кума Тыквы отбирают домик, несмотря на то что у него было разрешение на постройку («Мне его дал когда-то сам синьор граф Вишня! — Граф Вишня умер тридцать лет тому назад, а теперь земля принадлежит двум благополучно здравствующим графиням. Поэтому убирайся отсюда вон без всяких разговоров! Остальное тебе разъяснит адвокат»).

В конце оригинальной сказки, как известно, у овощного народа лопнуло терпение, и под предводительством Чиполлино он свергнул принца Лимона, восстановив социальную справедливость. Однако в спектакле, который сегодня идет в Москве, все иначе:

никакой революции овощи не устраивают, а приходят с челобитной к принцу Лимону. Тот раскаивается в своем поведении и отменяет несправедливые указы.

Надо признать, режиссер детского спектакля точно угадала взрослую мечту: никто в России не хочет никаких революционных потрясений — слишком много их было в истории нашей страны. Большинство мечтает о сказке со счастливым концом. Что рано или поздно принц Лимон узнает, что овощам плохо без их домиков и ларьков, что их обкладывают налогами так, что не хватает на жизнь, а приближенные «вишенки» снимают с этого сливки. Собственно, портреты Путина и в кабинах бастующих дальнобойщиков, и вывешенные в качестве охранной грамоты на дверях сносимых торговых павильонов — это та самая вера в счастливый финал. Что главное — докричаться, объяснить, что происходит явная несправедливость, и Лимон отменит ошибочные указы, урезонит «вишенок» и другие жадные фрукты.

Даже если верить в эту сказку, проблема в том, что в жизни доказать что-то государственной машине, достучаться до нее, может только сильный голос общества.

То есть те самые общественные организации, образованные по самым разным интересам групп граждан, которые в последние годы как только не заклеймили — и «иностранными агентами», и «нежелательными организациями», а то и просто предателями и «пятой колонной». То есть все попытки «овощей» что-то объяснить власти мирным, дискуссионным путем отсекаются еще на подступах к дворцу.

Как сказал в недавнем интервью мультипликатор Юрий Норштейн, «в России произошла ужасная вещь… И в этом в большой степени вина Путина и его окружения. Они выстригли на сто километров вокруг себя траву, леса и деревья, чтобы, не дай бог, в этом пространстве не подкрался супостат — человек, который вдруг будет услышан как предполагаемый политик…»

Ведь если не будет «Агоры» — не значит, что больше не будет пыток в отделениях полиции, это значит, что о них не узнает ни принц Лимон, ни сам овощной народец, пока сам не попадет в кутузку.

Не будет «Голоса» — не значит, что не будет нарушений на выборах, просто о них трудно будет узнать даже из интернета, потому что «Роскомсвободы» тоже не будет.

Останется только раз в год прямая линия с президентом, где пара-тройка граждан смогут крикнуть в микрофон о своих проблемах — сарай там потек или куклу на день рождения дочке не на что купить.

Сарай починят. Куклу купят. Сказки иногда сбываются. Но только такие — единичные, сугубо индивидуальные, не затрагивающие основы.