Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Несносные иллюзии

Петр Мирошник о том, почему реформа столичного стройкомплекса выгодна и мэрии, и москвичам

Петр Мирошник 03.02.2015, 14:50
yabloko.ru

Проблема сохранения исторических зданий в Москве будет возникать до тех пор, пока основой столичного бюджета остаются доходы стройкомплекса. А уж в условиях экономического кризиса вообще никто не будет ставить «спасение истории» выше спасения сокращающихся доходов. Следовательно, история с домом Привалова может повториться в любой момент. Если, конечно, руководство города не воспользуется возможностью слезть со «строительной иглы».

Поводом для нового конфликта между москвичами и столичным правительством стал снос доходных домов Привалова на Садовнической улице, санкционированный так называемой «сносной» комиссией. Возглавляет ее сегодня первый вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин. Но обвинять во всем произошедшем одного Хуснуллина как минимум странно. Эта история началась гораздо раньше.

Когда Лужков возглавил Москву, стройкомплекс взял на себя роль основной отрасли городской экономики. С тех пор

роль стройкомплекса в городе преподносится как роль главного «добытчика» и чуть не градообразующего предприятия.

Мол, городская экономика держится только на строительстве, все деньги там, хотя противники такого подхода и утверждают, что на самом деле квадратные метры — всего лишь специфический финансовый инструмент в отсутствие благоприятных условий для инвестиций во что-либо, кроме недвижимости.

При Лужкове «сносную» комиссию (комиссия при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия) возглавлял Владимир Ресин. За глаза ее называли «ресинской» и «расстрельной».

Как и многие другие институты московской системы управления, «сносная» комиссия досталась Собянину по наследству и продолжила работу, ежегодно «соглашаясь» со сносом спорных зданий, включая флигели XIX века и конструктивистские постройки века XX. Всего более 60 адресов за время работы Сергея Собянина в должности мэра Москвы.

«Новая градостроительная политика», торжественно объявленная Собяниным после незаконного сноса дома Кольбе на Большой Якиманке (сегодня здесь достроено новое здание, значительно объемнее снесенного, большую часть квартир в нем уже раскупили, никаких существенных санкций за самовольный снос не последовало), довольно быстро споткнулась все о тот же городской стройкомплекс.

Прямо в ночь окончания месячного моратория на сносы (тогда, в мае 2011-го, мэрия отменила решения о сносе более 200 зданий и обнародовала намерения за три года упорядочить ситуацию в историческом центре) был снесен флигель усадьбы Шаховских в Калашном переулке. Заказчиком проекта, уничтожившего несколько строений усадьбы, бывшей федеральным памятником, выступало правительство Москвы. Стройка продолжается.

Приоритет строителя перед архитектором, планировщиком, реставратором, экспертом — опять же изобретение эпохи Лужкова, но, к сожалению, и при Собянине тренд не сменился.

Сегодня стройкомплекс, возглавляемый Маратом Хуснуллиным, приносит основные деньги в столичный бюджет. А потому первый вице-мэр может позволить себе многое: надавить на формально почти равных ему по статусу других министров и даже забрать часть их полномочий. История со сносом домов Привалова на Садовнической — из той же серии. Сегодня в ней фигурирует снос без ордера, протокол голосования «сносной» комиссии, не соответствующий реальному голосованию, странное поведение федерального Минкульта и департамента культурного наследия Москвы, сделавших все, чтобы вопрос о ценности зданий был снят за отсутствием самих зданий.

Обвинять во всем этом одного Хуснуллина — странно. Он как раз выполняет свою работу: город получает новую стройку на месте аварийных домов (не его это дело, что дома старые и красивые), жильцы домов расселены (опять же не его это дело, как их расселяли и куда). В ведомстве Хуснуллина стройка, снос, инвестпроект — это деньги, которые нужны городу на пенсии, школы и парки.

Проекты планировки территорий делают строительные гиганты. НИиПИ Генплана не может изготовить генплан, главный архитектор Москвы проводит архитектурные конкурсы, но победившие проекты редко реализуются. Понижение статуса «главного строителя» или перераспределение части его полномочий (в частности, то же руководство «сносной» комиссией») возможны и нужны как знак того, что система готова меняться.

Но еще важнее понимание, куда движется город, каким он хочет себя видеть завтра и почему.

Не удававшиеся пока попытки диверсифицировать московскую экономику, слезть «со строительной иглы» стоит повторить при сложении двух обстоятельств.

По крайней мере, одно из этих обстоятельств можно назвать благоприятным — снижение стоимости московского туристического продукта для европейских туристов.

Россия до сих пор была очень дорогой страной для туризма, но падение рубля позволяет предполагать, что цены на московские гостиницы теперь могут быть такими же, как в других европейских городах.

Вторым обстоятельством станет уменьшение количества денег в строительной отрасли. Это и снижение спроса, и удорожание кредитных средств. В этой ситуации сфера услуг, где деньги возвращаются быстрее, а инвестиции требуются не в таких объемах и не на такой длительный срок, получает лучшие условия для развития.

План диверсификации московской экономики и реформы московской системы управления должен включать в себя несколько направлений, в числе которых не только изменения правил строительства в историческом городе. Новым приоритетом может стать туриндустрия. Гостиницы — это частный случай сферы услуг, в которой за последние годы не было сделано почти ничего.

Реформы неизбежны, вандализм и дикость девелоперов, сносящих и поджигающих дореволюционные дома, — это агония старой системы, которая только подтверждает тезис, что ее остро необходимо менять. И возможно, сейчас наступает лучшее время для этого.

Автор — координатор «Архнадзора»