Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Обстрел ростовских гор

Как информационные недоразумения сегодня стали определять общественное мнение

«Газета.Ru» 23.06.2014, 19:36
Wikimedia Commons

Технология политической дезинформации превосходно описана в фильме Барри Левинсона «Хвост виляет собакой»: конструирование несуществующей войны ради того, чтобы отвлечь внимание населения от каких-либо фактов. Сегодня это сатирически утрированная, но банальность из области пиар-технологий.

Разделения страны на «партию телевизора» («бездумных обывателей») и «партию интернета» («умных ответственных граждан») не случилось. Пропагандистская мощь интернет-средств, конечно, уступает телевидению, но, надо признать, на выходе и интернет оказался не менее эффективным.

Вчера многие СМИ, справедливо, как им показалось, интерпретировав слова президента РФ, сообщили об обстреле украинской регулярной армией территории России, в то время как глава государства говорил об «активной работе артиллерии с украинской стороны». Незадолго до этого была растиражирована новость российского федерального канала о том, что представитель Госдепа США Дженнифер Псаки попала в глупое положение, предположив, что существуют «ростовские горы». Вскоре выяснилось, что и Псаки такого не говорила, и источник, на который ссылались комментаторы, в принципе не упоминал такого высказывания пресс-секретаря.

Теперь новое опровержение: сначала приходит сообщение, что российский газ «оседает» на Украине, затем российское Минэнерго сообщает, что «отбор российского газа на территории Украины не зафиксирован. Речь идет о технических перерасчетах».

Подобного рода информационные недоразумения стали происходить регулярно. В ряде случаев все сводится к неточной или не вполне профессиональной интерпретации слов и событий. Иной раз не проверяются источники, иной раз достоверность источников в принципе проверить очень непросто. Иногда неверная информация выпускается непроизвольно, очень уж она похожа на настоящую. Но бывают ситуации, когда дезинформация запускается сознательно.

Все это очевидные вещи. Проблема в другом: как легко и быстро теперь в информационное пространство попадает недостоверная информация и как непросто потом ее опровергнуть.

Утешает только то, что в стремительно меняющейся информационной среде и достоверные новости, и недостоверные немедленно теряют актуальность. Но многие из них все же оставляют следы в массовом сознании. Капля точит камень.

И когда таких капель набирается достаточно, общественное мнение, независимо от степени достоверности или правдоподобия/неправдоподобия информации, меняется — в ту сторону, куда движется большинство. В том числе большинство в политическом значении этого слова.

В основном эти свойства современной информационной среды — невероятная скорость распространения информации, быстрое ее устаревание и, главное, слабая верифицируемость — в политическом смысле работают на власть, которая готова манипулировать общественным сознанием. Общественное же сознание вполне позволяет ей это делать. Оно не предъявляет твердый, осознанный спрос на информацию качественную, выверенную, разностороннюю. Мы морально готовы к мифологизации собственного сознания.

Отчасти это объективное следствие того, что информации слишком много, и она распространяется одновременно по слишком многочисленным каналам. Отчасти это происходит потому, что информация теперь воспринимается фоном, становится незаметной частью обывательской картины мира.

Поэтому надежды, что интернет и социальные сети увеличат не только разнообразие, но и достоверность информации, «демократизируют» мозги аудитории и помогут ей в более рациональном осмыслении новостей, оправдались лишь отчасти.

Общество перестало (устало или не очень хочет) различать разницу между правдой и правдоподобием и тем самым способствует еще более стремительному и многообразному распространению бутафорской или неточной информации. Более того, люди развили невиданную ранее агрессию по отношению к авторам, текстам, сетевым товарищам по обсуждению новостей на форумах.

…В 2010 году две основные качественные фламандские газеты De Volkskrant и De Standaart в течение нескольких месяцев перепечатывали фейковую информацию, распространявшуюся от лица не существовавшего в реальности исследовательского агентства Data Driven. Поднять один раз трубку и уточнить, существует ли агентство на самом деле, не пришло в голову даже профессиональным журналистам. Возможно, просто потому, что выдуманная информация была заведомо продаваемой: например, о том, что сторонники фламандской Либерально-демократической партии занимаются сексом чаще, чем последователи других партий.

Впрочем, эта бутафорская реальность — существенно более невинная, чем новость об обстреле с украинской стороны.

Так «хвост» и «виляет собакой». Или, по крайней мере, влияет на собаку. Чтобы разобраться в бессистемном информационном хламе, должен сформироваться спрос на достоверность. Но образцовых потребителей информации в современном мире — не только в России — меньшинство. Проблема в том, что часто из этих «хвостов» делается большая политика. А потом она виляет нами.