Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Чем сильнее, тем умнее

Спорт, как и наука, отражает уровень развития страны

«Газета.Ru» 14.02.2014, 17:28
РИА Новости

Мировая наука — те же Олимпийские игры. Чем больше медалей берет страна на Играх, тем больше в ней прорывных научных публикаций. И наоборот.

Сравним десять ведущих стран по количеству научных публикаций в 2012 году (данные базы Web of Science) и таблицы медалей зимней Олимпиады в Ванкувере-2010 и летней Олимпиады в Лондоне-2012.

Список Web of Science выглядит следующим образом: США, Китай, Германия, Великобритания, Япония, Франция, Канада, Италия, Испания, Корея. Россия занимает в нем 15-е место.

Олимпиада в Ванкувере: Канада, Германия, США, Норвегия, Корея, Швейцария, Китай, Швеция, Австрия, Нидерланды. Россия заняла 11-е место.

Олимпиада в Лондоне: США, Китай, Великобритания, Россия, Корея, Германия, Франция, Италия, Венгрия, Австралия.

Корреляция здесь гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд. Так, мы видим совпадение двух первых мест в списках Web of Science и медалей в Лондоне. Видим Канаду в списке Web of Science — она отсутствует в списке победителей Олимпиады в Лондоне, но зато канадцы выиграли зимнюю Олимпиаду, что понятно, Канада — северная страна. Наконец, Россия, которая с середины прошлого века на всех Играх боролась за первое общекомандное место, теперь с трудом претендует на попадание в пятерку. Такая же тенденция у страны, блиставшей своими научными достижениями: сейчас и в рейтинге научных статей она на 15-м месте.

Олимпиада, как и наука, отражает уровень развития страны на определенный момент. И здесь в буквальном смысле выше головы не прыгнешь.

Собственно, профессиональный спорт, на котором основаны Олимпийские игры, это, кроме зрелища, попытка определить физические возможности человека на данный момент развития цивилизации. Будь то предел по скорости (бегом, на коньках, на велосипеде, на лыжах или в плавании), по подъему тяжестей, как в тяжелой атлетике, или по гибкости (спортивная и художественная гимнастика, фигурное катание). И тут без науки тоже никуда.

Например, на днях стало известно, что МГУ помогал в подготовке российского саночника Альберта Демченко к Олимпийским играм в Сочи. Ректор МГУ Виктор Садовничий рассказал, что в санях сейчас «развернулась настоящая технологическая гонка между Россией и Германией: чьи сани быстрее и у кого костюм лучше». С санями и костюмом Альберта Демченко велась серьезная работа в Институте механики МГУ, специалисты которого присутствовали в Сочи на соревнованиях по санному спорту.

Настоящая революция произошла в конькобежном спорте в 90-е годы, когда разработчики задумались над тем, как модернизировать коньки, чтобы они ускорили бег своих обладателей.

Сначала на свет появились коньки со сплошным лезвием, что в первую очередь должно было улучшить аэродинамические свойства. Теперь же все конькобежцы используют так называемые клапы — лезвия с «отваливающейся» пяткой, что при разгоне позволяет спортсмену отталкиваться ото льда всей поверхностью конька, а не только его передней частью. Выигрыш по времени колоссальный: около одной секунды на стометровке.

Наконец, недавние допинговые скандалы — реальный, с российской биатлонисткой Ириной Старых, и выдуманный, с участием немецких журналистов и журнала Science — ярко демонстрируют связь профессионального спорта с научными достижениями.

По предварительной информации, Ирина Старых употребляла тот самый эритропоэтин, с которым связаны все последние допинг-скандалы российских спортсменов. В том, почему год за годом ведущие отечественные спортсмены попадаются на этом препарате, болельщики и спортивные функционеры склонны винить низкий уровень спортивной медицины в нашей стране: после развала СССР на должном уровне не работают ни системы медицинского контроля (чтобы своими силами отследить, кто употребляет допинг и принять меры), ни фармацевтика (чтобы создать допинг, который никто в мире пока не в состоянии обнаружить).

Несмотря на активную борьбу с допингом, специалисты признают, что он очень и очень распространен в современном спорте (к счастью, не только в России, подтверждение чему — недавнее признание в употреблении допинга семикратного победителя «Тур де Франс» Лэнса Армстронга).

И это заставляет некоторых специалистов призывать к его легализации. «Если наша задача — защитить здоровье спортсменов, то легальный допинг, принимаемый под наблюдением врачей, был бы лучшим выходом. Всемирное антидопинговое агентство (WADA) тогда будет преобразовано в Допинговое агентство, цель которого — инвестировать в развитие безопасных средств улучшения спортивных показателей», — полагает Энди Миях, специалист по медицинской этике из Университета Западной Шотландии. — Сама по себе наука не может разрешить этическую головоломку допинга, но она может показать, чего бы добились атлеты, если бы им было позволено все».

Нет сомнений, что через несколько десятков лет Олимпийские игры могут сильно измениться.

Специалисты утверждают, что физические возможности конкретного спортсмена на 70–75% обусловлены его генами, и только оставшиеся 25–30% — результат тренировок и иных внешних условий. При бурном развитии генной инженерии недалек тот час, когда появится возможность искусственно создавать более эффективных людей. Так, результаты генетически модифицированных мышей-спортсменов впечатляют: некоторые мутации делали грызунов на 70% сильнее. Будет ли это разрешено и как это будут регулировать — вопрос больше этический. Хочется верить, что в нем будет найдена «золотая середина».

Но одно несомненно. Без конкурентоспособной науки не может быть профессионального спорта. А профессиональный спорт, в свою очередь, такой же интересный и важный с исторической точки зрения и в масштабах всего человечества процесс, как тяга человека к научному знанию и изучению окружающего нас мира.