Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Невыездные дети

Сироты Кузбасса останутся дома

«Газета.Ru» 25.09.2013, 18:32
Воспитанники детского дома Константин Чалабов/РИА «Новости»
Воспитанники детского дома

Российские дети-сироты могут стать первой категорией граждан, которые по воле государства официально окажутся за «железным занавесом». Вероятно, первый шаг к введению полного запрета на усыновление сирот иностранцами уже сделан.

Областной парламент Кемеровской области первым в стране принял закон, полностью запрещающий иностранное усыновление детей. Речь идет, разумеется, только о детях из Кузбасса. Депутаты сочли, что «решение вопроса усыновления своих малолетних граждан — внутреннее дело России». Правда, казалось бы, никто это право не оспаривает — иностранцы не усыновляют российских детей насильственно. «Закон предусматривает на территории Кемеровской области запрет на усыновление (удочерение) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, всеми иностранными гражданами и лицами без гражданства, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации», — говорится в пояснении к закону.

Председатель комитета по вопросам образования, культуры и национальной политики Кемеровского облсовета Галина Соловьева заявила, что подготовка законопроекта вызвана поступающими в органы исполнительной и законодательной власти Кемеровской области жалобами и обращениями о случаях жестокого обращения с детьми, насилия, избиения, издевательства и даже гибели российских детей, переданных на воспитание в иностранные семьи.

Хотя, руководствуясь этой логикой, можно утверждать, что гораздо более многочисленные случаи насилия в российских семьях должны привести к запрету на усыновление детей гражданами России.

Соловьева отметила, что одним из поводов принятия закона стала информация о существовании специальных сетей, посвященных обмену усыновленных детей, видимо, имея в виду расследование журналистов Reuters. «Если ребенок разонравился или семьи не справились с его воспитанием, то на доске объявлений выкладывается информация о ребенке. В результате дети, минуя специальные органы опеки, могут оказаться где угодно и с кем угодно. При этом Россия юридически не может оказать помощь детям, попавшим в опасные и тяжелые условия», — пояснила депутат. В 2013 году иностранцы усыновили 77 детей-сирот из Кемеровской области. В том числе 38 детей переданы на воспитание семьям из Италии, 13 — Германии, 7 — Испании, 5 — Мальты. Хотя в случае с детьми-сиротами особенно важна каждая отдельная судьба, эта статистика свидетельствует, что закон касается сотен, если не тысяч, детей.

Депутат Соловьева напомнила, что ровно год назад в Кузбассе был принят областной закон о запрете усыновления детей-сирот гражданами США. Показательно, что в декабре региональный парламент, удовлетворив протест прокурора, признал этот закон утратившим силу. Зато с нового года вступил в силу соответствующий федеральный закон.

Такая же схема запросто может быть применена и для введения федерального запрета на усыновление сирот всеми иностранцами: Кемеровская область просто выступит в роли «застрельщика».

На данный момент усыновлять российских детей запрещено гражданам США и однополым парам. Фактически усыновление возможно только в страны, с которыми у России есть специальные соглашения, — это Италия и Франция. Остальным странам детей передают, но юридически проследить их судьбу не могут. Соглашение об усыновлении было заключено и с Соединенными Штатами. Российские власти получали юридические возможности контролировать положение детей в американских приемных семьях. Но Россия сама расторгла этот договор в одностороннем порядке, когда США ввели санкции против ряда российских чиновников и силовиков, причастных к делу погибшего в тюрьме юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского.

После того как Франция узаконила однополые браки и усыновление такими семьями сирот, в России началась политическая кампания за полный запрет усыновления детей иностранными гражданами.

Показательно, что по действующему законодательству (ст. 124 Семейного кодекса РФ) иностранцы и так могут усыновлять только тех детей, на которых не нашлось усыновителей в России. То есть установлен приоритет внутригосударственного усыновления. Кроме того, Россия еще в 2000 году подписала, но до сих пор не ратифицировала Гаагскую конвенцию «О защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления» от 29 мая 1993 года. В развитие Конвенции о правах ребенка в ней формулируются важные общие требования к международному усыновлению, направленные на соблюдение прав всех заинтересованных лиц и в первую очередь ребенка, а также определяются общие правила взаимодействия заинтересованных государств. То есть пока наша страна в принципе не признает международных правил усыновления.

Полный запрет на усыновление российских детей-сирот иностранцами может настроить против власти по сугубо гуманистическим причинам даже ту часть населения, которая далека от политики. Это решение вызовет и неизбежный вопрос о профессиональной пригодности и соответствии занимаемой должности уполномоченного по правам ребенка при президенте Павла Астахова. Очевидно, что бывший адвокат потворствует использованию детей в качестве инструмента новой пропагандистской войны с Западом, вместо того чтобы непосредственно защищать их права.

Детским омбудсменом должен быть человек, который отстаивает права детей перед государством, а не находится на передовой идеологического фронта.

Кроме того, подобными решениями власть автоматически берет на себя дополнительные жесткие моральные обязательства обеспечить детям-сиротам достойную жизнь дома. Однако исходя из того, что у нас происходит в этой сфере — беспризорников сейчас больше, чем в Гражданскую войну, детдома насильственно объединяются, россияне усыновляют детей крайне неохотно, а детей с тяжелыми болезнями почти не берут в семьи, выходит, что власть сейчас проявляет вопиющую бесчеловечность.

В пылу пропагандистской войны еще можно было как-то оправдывать запрет на усыновление детей гражданами США, немедленно получивший в народе название «закон подлецов» и вызвавший массовые уличные акции протеста в Москве. Он был формальным, хотя и неадекватным ответом на «акт Магнитского». Теперь же российское государство в рамках курса на самоизоляцию может сделать детей-сирот беспомощными заложниками не своей импульсивной внешней политики, а новых идеологических стереотипов.