Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сервер не отвечает

Государство пишет концепцию охраны интернет-границ

«Газета.Ru» 20.08.2013, 18:51
Вопрос контроля над интернетом встал для власти особенно остро iStockPhoto
Вопрос контроля над интернетом встал для власти особенно остро

Последние новации политиков и силовиков направлены против свободы сети. Но едва ли не более серьезным является намерение Минкомсвязи отсечь небольших телеком-операторов от прямого доступа к мировым интернет-ресурсам. Это упростит фильтрацию нежелательного контента и даст госкомпаниям ключ к рунету.

Кандидат в столичные мэры, депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев внес в Госдуму законопроект, требующий от владельцев соцсетей проводить персональную верификацию их участников. Понятно, что Дегтярев просто ведет предвыборную кампанию, а его аудитория — люди, жаждущие усиления государственного контроля, в частности, в сфере интернета. Казалось бы, политический пиар, и не более. Однако нетрудно обнаружить, что эта инициатива находится в общем тренде: известный сетевыми скандалами сенатор Руслан Гаттаров атакует Google по поводу защиты персональных данных пользователей и, апеллируя к нашей Конституции, грозит запретом на использование сервисов компании в России. ФСБ готовит законы, запрещающие анонимный выход в сеть. «Антипиратский» закон, активная деятельность Роскомнадзора по блокировке сайтов — словом, желание взять интернет под контроль налицо.

СМИ задаются вопросом: насколько мы пока далеки от «Великого китайского файервола» или от аналогичных ограничений, введенных у наших среднеазиатских соседей? Ничего удивительного. Воздействию сетевых ресурсов на аудиторию еще далеко до телевидения, но разрыв сокращается: число граждан, узнающих новости из интернета, за последние годы значительно выросло. Вопрос контроля теперь встает особенно остро. В определенном смысле этот вопрос решается в рамках оперативно-разыскных мероприятий. Однако это в основном силовой, не очень пригодный для повседневного использования инструмент. Прибавляем к нему политические регуляторы вроде вышеперечисленных и получаем, выражаясь на языке эффективных менеджеров, синергию.

Неудобство в том, что такого рода политические инициативы громко резонируют — что в мире, что внутри страны. Проекты, подобные гаттаровским или дегтяревским, часто зависают в воздухе: неудобно, не во время, перебор. Даже уже принятый «антипиратский» закон придется дополнительно обсуждать, поскольку петиция против него легко и непринужденно набрала необходимые 100 тысяч подписей, которые, в соответствии с обещанием Путина, обязывают обратить на нее внимание. Правда, последствия этого полууспеха будут полностью зависеть от политической послевыборной конъюнктуры.

План действий неполон без вступления в игру «хозяйствующих субъектов». И они вступают. Минкомсвязи начало обсуждение концепции развития сетей общего пользования.

Главный IT-ресурс рунета, Хабрахабр, немедленно обнаружил там новацию, способную перевернуть весь рынок предоставления услуг доступа к сети. В концепции предлагается лишить операторов связи трансграничного трафика, отдав его избранным или, что скорее всего, избранной компании со статусом федерального оператора. Основания для создания либо госмонополии, либо картеля благородны — нужно же тянуть интернет в каждый дом вплоть до яранг в Заполярье. И те, кто пообещает это сделать, получат бонус в виде контроля над сетью. А если вы слишком маленький для того, чтобы строить через всю Россию информационный хайвей, будете клиентом.

Вся эта логика настолько типична для сложившейся у нас экономической модели, что даже не обязательно видеть тут спецоперацию. Мелкие компании зажимаем, большим — под предлогом наполеоновских планов по развитию — даем преференции. Правда, развития обычно не происходит, но это, в свою очередь, означает лишь то, что казна должна выдать еще и дотации. Желательно наименьшему числу компаний, а лучше всего государственным, вроде «Ростелекома». Итоговый контроль здесь сам собой разумеется и, что важно, превосходно дополняет полицейский. Самая динамично развивающаяся, самая конкурентная, самая многообразная отрасль почувствует на себе отеческую заботу государства. Ради блага отдаленных районов, разумеется, а вовсе не в целях контроля над доступом к мировым ресурсам.

Если бы не внимательные и заинтересованные профессионалы, эта тема, как вроде бы сугубо хозяйственная, могла бы развиваться в тишине. Теперь, наверное, не получится. Однако это вовсе не значит, что в концепции ограничение доступа к мировой сети будет снято. Без такого инструмента контроля, как воля и разум «хозяйствующего субъекта», все остальные мероприятия, что политического плана, что полицейского, останутся неполноценными.

Конечно, даже в отлично слаженном механизме по отслеживанию, фильтрации и блокированию нежелательной информации умелые товарищи всегда найдут лазейку. Но не стоит слишком много вкладывать в этот неоспоримый факт. Основная часть потенциальной аудитории не только не является интернет-умельцами, она и не хочет быть таковыми. Ей важно быстро и без усилий получать конечный продукт, а не протискиваться в подпольные туннели, чтобы добраться до искомой информации, да еще опасаясь визита участкового.

Смыслом существования интернет-среды, в конце концов, должен стать массовый свободный доступ граждан к ее содержимому. Только при этом условии существующие в ней ресурсы смогут в ближайшие годы не только конкурировать с подконтрольным власти телеконтентом, но и сделать его потребление анахронизмом. Не будет этого условия — интернет в России затормозит, а соревнование сетевых каналов информации с телепродукцией будет проиграно. Как минимум на время.