Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Антимазай и дети

Истории о черствых водителях, раз за разом высаживающих малолетних «зайцев», говорят о равнодушии всего общества

«Газета.Ru» 12.03.2013, 18:14
Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС

Судя по выкладкам социологов, граждане в большинстве своем готовы защищать отечественных детей от бездуховной и жестокой заграницы. У себя дома те же борцы за добро и справедливость спокойно проходят мимо страдающих и плачущих детей.

Случай с 9-летней девочкой, потерявшейся по дороге из Москвы в Мытищи, может получить завершение в голливудском стиле. Девочку нашли после того, как она четыре часа пешком добиралась до железнодорожной платформы Лосиноостровская, а «негодяя» (так охарактеризовал его официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин) — водителя маршрутки, высадившего ее за то, что она не оплатила проезд, задержала полиция, чтобы вменить статью 125 УК — за оставление в опасности. История получила хэппи-энд, а порок будет наказан.

Однако у этой истории на самом деле нет ни начала, ни конца. Она отражает весьма серьезные и тяжелые социальные и психологические проблемы общества, которые не станут менее острыми с наказанием отдельно взятого «негодяя».

Заметим, правда, что «негодяй», поступив, очевидно, черство, был связан понятными вещами: нет никаких оснований для бесплатного проезда детей в общественном транспорте. А благополучие водителей там зависит от выручки и благоволения начальства.

В сети уже звучат обвинения в адрес родителей девочки. Как можно было подвергать дочь такому риску — преодолевать нелегкий маршрут без сопровождения близких? Каким образом у девочки не оказалось ни денег на проезд, ни работающего телефона? В нынешнем обществе опасности, которым подвергаются одинокие дети, слишком очевидны.

Заметим, что у такой критики есть основания, однако нам неизвестны конкретные семейные обстоятельства. Между тем речь идет об обучении ребенка в музыкальной школе — то есть о благородной, по сути, попытке социализации. То, что в данном случае она сопровождается повышенным риском, является в большей степени общественным пороком, а не результатом частной безответственности. Тем более что случаев такого рода, когда дети вынуждены самостоятельно выживать во взрослой среде (с переменным, к сожалению, успехом), а их родители попросту не имеют возможности что-то изменить, масса. Это целый слой социальной реальности. Здесь нельзя занимать однозначную моральную позицию, и тем более грустно будет, если девочка и ее семья подвергнутся после произошедшего давлению государственных органов опеки, которое приведет к смене трудной ситуации на бесперспективную.

Самая же неприятная сторона в этой истории — без сомнения, пассажиры маршрутного такси, из которого была высажена девочка. Это, как говорится на птичьем языке правоохранительных органов, неустановленная группа лиц, но не только в том смысле, что мы не знаем и не узнаем их фамилий.

Мы даже затруднимся определить их социальную, культурную, да какую угодно принадлежность. Другими словами — это вполне абстрактное множество граждан, в которое можно подставить любого.

У водителя той маршрутки были основания для проявления черствости и бездушия — каждый «заяц» ставит под угрозу его собственную семью. Все согласятся, что это лишь объяснение, но не извинение. Однако для равнодушного поведения пассажиров и таких объяснений нет. Судя по выкладкам социологов, граждане в большинстве своем вполне готовы противостоять всемирным несправедливостям вроде защиты национальных ценностей от поползновений глобализма, общенародного достояния — от капиталистов, отечественных детей — от иностранцев. Но, как только сюжет оказывается локальным, а недавние респонденты — его действующими лицами, они демонстрируют совсем другой стиль поведения.

Атомизация, отчуждение, недоверие и равнодушие вредят российскому обществу и всему комплексу представлений, ассоциируемых с его традиционными достоинствами, намного больше происков врагов. И пропагандируемая сегодняшней государственной политикой национальная консолидация оказывается чрезвычайно поверхностной. Она должна была бы подтверждаться солидарностью на бытовом уровне, а дело обстоит противоположным образом. Легко себе представить, что водителя-«негодяя» строго накажут, но трудно — что на помощь детям в случае чего станет бросаться первый встречный.