24 ноября 2017

 $58.39€69.26

18+

Откат системы

Путин пришлет к коррупционерам «докторов» в прокурорских мундирах

Коррупцией в России займутся прокуроры
Коррупцией в России займутся прокуроры

Фотография: Михаил Климентьев/РИА «Новости»

Владимир Путин правильно диагностирует коррупцию как одну из самых острых проблем в стране: так же считают и простые граждане, и страдающие от коррупции бизнесмены. Однако то, что в борьбе с этим злом он собирается опираться на институты с подмоченной репутацией, вызывает сомнения в серьезности намерений.

Владимир Путин объявил борьбу с коррупцией политической задачей. Выступая на расширенной коллегии Генпрокуратуры, президент сказал, что коррупционные «преступления подрывают сами основы государственного устройства». И сообщил прокурорам: «Я очень на вас рассчитываю».

Политическое измерение в кампании по борьбе с коррупцией несомненно. Согласно опросу социологов Левада-центра, сейчас, как и год, и два назад, число респондентов, считающих, что воровства и коррупции в руководстве страны стало больше, чем 10—12 лет назад, колеблется вокруг 50%, а еще треть опрашиваемых считают, что примерно столько же. Это слишком печальный показатель состояния умов наших граждан, и это, конечно, очевидный ресурс для зарабатывания политического капитала. Впрочем,

около 60% ответивших на вопросы социологов соглашаются с тем, что нынешняя кампания «ведется лишь для того, чтобы укрепить доверие к Путину».

То есть, чтобы переломить этот скепсис, нужны еще дополнительные усилия.

Безусловно, социологические данные способны фиксировать лишь усредненные мнения людей. Однако граждане из числа тех, кто непосредственно сталкивается с экономикой отката и заноса, в минуты откровенности подтверждают верность этих мнений. В эфире телеканала «Дождь» Александр Малис, президент «Евросети» (одной из крупнейших компаний по розничной торговле электроникой, как никак), поделился с ведущей вполне катастрофическим взглядом на положение дел с коррупцией, заявил, что

на этой стадии болезни единственным лекарством могут быть только массовые репрессии, и оценил их необходимые масштабы в 30 тысяч чиновников.

Так что, получается, Владимир Путин прав и в характеристике кампании по борьбе с коррупцией как политической задачи, и в том, что адресуется прежде всего к прокурорам — то есть к штабу государственного репрессивного аппарата. При этом президент признает проблему коррумпированности самого этого аппарата и призывает» все вычищать и двигаться дальше, не подвергая при этом никакому сомнению важность самих этих структур в системе государства».

Эта оговорка принципиальна. Дело дошло именно до того, что в обществе «важность этих структур» невольно вызывает еще какие сомнения. Точнее говоря, не важность, а роль. Функция органов по поддержанию законности воспринимается с недоверием, а «случаи выявленных правонарушений в самих органах правопорядка», по поводу которых президент требует «не поднимать истерику», выглядят как вполне стройная система негласных правил игры.

В общем, Путин демонстрирует необходимую для антикоррупционных действий политическую волю, однако собирается опираться в них на институты с весьма подмоченной репутацией. При этом о собственно институциональных основаниях для коррупции в России он распространяться нужным не считает. Так что есть основания для сомнений в том, имеет ли разворачивающаяся кампания еще какие-то измерения, кроме политического.

Эти сомнения особенно неприятны в свете амбиций, демонстрируемых сейчас правительственными экономистами. Судя по недавнему интервью замминистра экономики и развития Андрея Клепача «Ведомостям», руководство России всерьез рассуждает о сценарии форсированного экономического развития, и, по словам чиновника, эти планы включают «управленческую революцию». То есть для их реализации необходимо кардинально улучшить качество менеджмента что в корпоративном секторе, что в государстве. При поражении этих секторов сверхвысокими «нормами отката», которыми оперирует коррумпированная часть экономики, такая революция, скорее всего, провалится. Между тем многие специалисты считают, что

запредельная коррупция является неотъемлемой частью российской социально-экономической модели и снизить «норму отката» без глубоких институциональных трансформаций, если не решительного демонтажа, невозможно.

Чистки, если они все же будут проводиться, а не только объявляться перед телекамерами на коллегиях и съездах, по этой логике могут в лучшем случае сыграть лишь эпизодическую роль. Ну и, конечно, как выразился недавно социолог Симон Кордонский, «чем страшнее угроза коррупции (или миф о ней), тем больше получает ведомство, которое должно с ней бороться».

  • Livejournal
ТАКЖЕ ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО:

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.