Касторки не видать

30–40% от общего числа лекарственных препаратов будет теперь с директивно устанавливаемыми ценами

fbk.ru
При прямом госрегулировании цен на лекарства дешевые препараты будут вымываться из ассортимента, а общий уровень цен станет расти более высокими темпами.

И снова о лекарствах. Точнее, о скандальном законе «Об обращении лекарственных средств». Два месяца назад, когда законопроект еще только прошел первое чтение в Госдуме, я уже писал о нем. С тех пор Госдума приняла закон окончательно, да и Совет федерации успел его одобрить.

Более того, с 1 апреля 2010 года уже даже введено государственное регулирование цен на препараты из перечня необходимых и важнейших лекарственных средств. Да-да, вот так

«забавно» у нас получилось: закон еще не был подписан президентом, а его ключевая норма – о госрегулировании цен на лекарства – уже вовсю заработала.

Экспертное и профессиональное сообщество имело массу претензий к законопроекту. Но он прошел на «ура». В первом чтении «за» проголосовали 437 депутатов – единогласно. «Против» не было никого. В окончательном третьем чтении снова полное согласие: «за» — 381 депутат, «против» — 0, остальные, соответственно, не голосовали. То есть среди депутатов, сенаторов и чиновников единодушие — у экспертов, медработников и представителей пациентских организаций масса претензий.

Из 453 поправок к законопроекту в конечном итоге были учтены всего 45, то есть каждая десятая. К примеру, убрали ту несуразицу, согласно которой информация о лекарственных препаратах, отпускаемых по рецепту, помимо специальной литературы, должна была содержаться только в инструкциях, предназначенных для врачей. То есть для пациентов таких инструкций не предполагалось.

Но остались концептуальные недостатки: директивное госрегулирование цен на лекарства и обязательность для иностранных производителей лекарств проведения клинических испытаний этих препаратов в России, если они хотят их здесь продавать

(то есть результатов клинических испытаний, проведенных в других странах, будет недостаточно для регистрации этих лекарственных средств в России).

Вероятно, большинству, даже подавляющему большинству, нравится идея, чтобы государство директивно регулировало цены на лекарства. В эфире одной уважаемой радиостанции, когда радиослушателям был задан вопрос, одобряют ли они госрегулирование цен на лекарства, 93%(!) ответили, что им эта мера нравится. И тем не менее я продолжаю настаивать:

при прямом директивном регулировании цен в перспективе эти самые цены будут расти еще быстрее. Да, сначала возможна некоторая стабилизация, снижение цен, но потом все будет наоборот.

Не буду вновь повторять аргументы, раскрывающие порочность такого регулирования и объясняющие, почему так происходит. Предлагаю только задуматься вот над чем. В последнее время было много шума по поводу вызывающего роста цен на услуги ЖКХ. И возмущение людей можно понять: плата за жилищно-коммунальные услуги растет беспредельно. Но в чем дело? Здесь же государство у нас все жестко контролирует (с 2006 года федеральный центр устанавливает предельные уровни индексации тарифов на услуги ЖКХ). Это лукавство, когда сегодня хотят представить дело так, как будто во всем виноваты муниципальные власти. Порочен сам порядок прямого директивного регулирование цен и тарифов.

Убежден, и исследовательская практика неоднократно подтверждала справедливость такой убежденности: при прямом госрегулировании цен дешевые препараты будут вымываться из ассортимента, а общий уровень цен будет расти более высокими темпами. Это такое благо во зло.

Сказанное отнюдь не означает, что государство совсем не должно заниматься регулированием цен на лекарства. Но это должно делаться рыночными методами, с применением норм антимонопольного регулирования! Если есть сговор между производителями, если есть скоординированные действия по явно необоснованному повышению цен, если есть, наконец, злоупотребление монопольным положением – штрафуйте. Штрафуйте так, чтобы в следующий раз задумывались о собственной ценовой политике. И развивайте настоящую конкуренцию среди производителей, поставщиков и продавцов лекарств.

Но заниматься рыночным ценовым регулированием – вещь чрезвычайно хлопотная. А тут все просто: зарегистрировали предельные отпускные цены на лекарства, установили оптовые и розничные надбавки — и все это будем контролировать.

На днях мне пришлось обсуждать данную тему с одним бывшим губернатором, который обосновывал, естественно, как правильно устанавливать цены на лекарства. А потом признал, что в период своего губернаторства он не устанавливал торговые надбавки на лекарства (такое право — именно право, а не обязанность — у губернаторов было и до введения настоящего закона), и у него в области цены были на 15–20% ниже по сравнению с соседними регионами, в которых местные власти регулировали цены. Как говорится, без комментариев…

Итак, с 1 апреля 2010 года мы начали жить с директивным регулированием цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства. В Москве список таких лекарств насчитывает 5754 позиций (по состоянию на 31 марта 2010 года). А говорят, этот список небольшой?! Так что

примерно 30–40% от общего числа продаваемых лекарственных препаратов будет теперь с директивно устанавливаемыми ценами.

Казалось бы, это не так уж и много. Но не будем забывать, что речь идет именно «о жизненно необходимых и важных». Самое дешевое лекарство в московском регулируемом списке – перекись водорода (его предельная цена в розничной продаже – 3 рубля 36 копеек), самое дорогое – авастин (84613 рублей 12 копеек).

Когда слышишь заявления чиновников Минздравсоцразвития, что отдельные эксперты рынка предрекают повышение цен и подогревают ситуацию, понимаешь, что это в том числе и о тебе речь.

Так вот, я еще раз хочу сказать, не «подогревая», а предостерегая: это плохой закон, в котором интересы потребителей, пациентов находятся не на первом, как должно быть, а на последнем месте.