Миражи экономических бумов

Вопрос о цене наших военных и экономических побед всегда неуместен

ИТАР-ТАСС
Дискуссии экономистов каждый раз превращаются в междусобойчики, потому что возможности свободной научной дискуссии предельно ограничены: практические предложения могут выдвигаться исключительно в рамках жестко определенных властями условий.

Намедни один экономист обнаружил, что в нашей стране, твердо и без особых затей преодолевающей кризис благодаря растущим мировым ценам на нефть и газ, оказывается, уже идет настоящий экономический бум! И даже не просто бум, а целый бум-бум-бум из семи с лишним процентов экономического роста то ли за полгода, то ли за пресловутые девять месяцев… Правда, пока эти звуки рождающегося бума слышит только он один.

Тем самым буквально одна реплика совершенно обесценила заявления всех до одного проправительственных экспертов, которые оптимистично говорили всего лишь об экономическом оживлении. Кто-то из них твердил, что мы уже достигли дна, кто-то – что мы от него успешно оттолкнулись и подпрыгнули на два вершка…

И тут как гром среди ясного неба… Бум – это вам не какое-то хилое оживление, это звучит как набат! Ну буквально как у Первого министра из «Голого короля» Евгения Шварца: «Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна… Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!» Или, как было сказано в том же бессмертном произведении: «Повар! Сливки, грубо говоря, сбил? А? Говори без затей и без экивоков! Сбил сливки для королевского шоколада?»

Такого эксперта нужно срочно возвращать на государеву службу – засиделся он в заграницах, а ведь вон сколько еще пользы отечеству может принести. При его-то умелом обращении с цифрами…

Очередное открытие в сфере экономической мысли всколыхнуло беспокойное экспертное сообщество. Тут же другой экономист с другими цифрами в рукаве, да еще с помощью пары графиков и нескольких абзацев пояснений к ним легко и непринужденно продемонстрировал, что до бума еще очень хотелось бы дожить, а пока вместо роста – его мираж.

И, пока общественность замерла после экономического фокуса и его последующего разоблачения, третий экономист в полном согласии с поговоркой про «ложь, большую ложь и статистику» с грустной улыбкой заметил, что на шатком фундаменте официальных данных в силу их неполноты и ангажированности составителей можно построить любые умозаключения. И вообще, стоит ли сопоставлять несопоставимые месяцы или внезапно забыть, что Росстат не дает месячную статистику, а только квартальную? А все остальное – не более чем прикидки и ожидания.

СССР, например, выделялся в мире чрезвычайно высоким уровнем потребления ягод на душу населения, поскольку к «ягодам» статистика честно относила арбузы. Поэтому при благоприятных обстоятельствах с одинаковым успехом можно было бы говорить об арбузном буме, ягодном буме и экономическом буме, если бы гипотетически эта отрасль вдруг стала доминирующей в стране… Ну и что, жизнь наладилась?

Четвертый экономист убежден, что хотя экономическая политика была отвратительной, не созидавшей, а разрушавшей рыночные институты, но зато антикризисная была проведена блестяще, поскольку удалось избежать банковской паники, от которой мы находились в одном шаге. Откуда следует, что эта политика проводится в полном согласии с национальным менталитетом – сначала загнать себя в угол, а потом героически их него выбираться. Не считаясь ни с жертвами, ни с издержками.

Пятый и шестой трогательно пожалели власти, которым тяжело наставить отечественный крупный бизнес на путь истинный, поскольку, оказывается, все те, кого привыкли считать олигархами, это не просто социально безответственные, а более того, злостные временщики, которые грабят и растаскивают непрожеванными кусками немереные богатства бедной страны.

Седьмой тут же определил своих коллег «экономистами в штатском», а претензии от бизнеса переадресовал к власти, которая, сделав частную собственность условной, а в случае чего еще и уголовно наказуемой, тем самым определила бизнесу статус временного, а место ему – у пара...

Восьмой — университетский, с недобрым прищуром во взоре — углядел плагиат у девятого, академического, а десятый – не менее академический – посоветовал восьмому читать тщательнее, а при чтении пошире раскрывать глаза. И все у него получится!

Вот таким макаром экономические законодатели мод – и «от-кутюр», и «прет-а-порте» — легко и непринужденно перешли от дискуссий относительно расползающейся под руками экономической материи на личности. Не дожидаясь дефиле.

Тем временем экран и эфир заполонили «говорящие головы», всегда готовые советовать, что нужно делать министрам и о чем писать экспертам, что нужно покупать и продавать гражданам не генеральского звания, а совсем рядовым: вчера – дома, а завтра – золото. Они всегда тут как тут, когда нужно рассказать народу о ценах на бензин и авиакеросин, не говоря уже о происках Украины и Белоруссии, которые легли поперек пути в Европу нашим нефти и газу, про деривативы, которые можно использовать и для хеджирования, и для спекуляций, про парниковые эффекты, глобализацию и циклические кризисы…

Экономических ксюш-ибн-собчак, извергающих банальности и тривиальности, равным образом готовых поговорить на любые темы, морща лоб в тяжком мыслительном процессе, и поминающих при каждом удобном случае, что еще лет …надцать назад они буквально все предсказали, набежала к разным микрофонам такая толпа, что обыватель стал уже сомневаться: а остались ли в этой стране вменяемые экономисты?

Да и сами правильно воспитанные властью экономисты привычно начали себя бичевать: не знали, не увидели, не предсказали. Но теперь уже почти осознали и готовы встать на путь исправления. Вот ведь и теория на поверку оказалась слаба, и учили ей как-то неосновательно. Потому и ученые мысли оказались коротенькими, а практических советов государственным мужам и вовсе с гулькин нос.

Хотя это тот случай, когда от науки требуют ответа, но только при условии «да» и «нет» не говорить!

Как будто не было ясно, что «возвращение государства в экономику», а на деле деприватизация наиболее эффективных частных компаний не может способствовать росту экономической эффективности в целом. Или что заботливое выращивание «национальных чемпионов» — это тяжелый удар по конкуренции.

Ведь не только либеральные экономисты, но и первые лица государства все время настаивают на том, что госкапитализм – не наш путь, что госкомпании – временная и чуть ли не антикризисная мера, что они должны быть акционированы или умереть, а страна заинтересована в прямых иностранных инвестициях. Но ведь на протяжении ушедших нулевых все делалось с точностью до наоборот.

Кому-то неизвестно, что налогообложение прибыли лучше, чем налогообложение дохода, а конкуренция лучше, чем монополия? Да почти настолько же, насколько свобода лучше, чем несвобода! При том, что 9 из 10 случаев монопольного поведения – это действия органов власти и государственных естественных монополий. И сказав «а» про частную собственность, нужно еще «сверху» создать бизнесу нормальные условия для плодотворной работы на благо общества – от недостижимого верховенства права до элементарной защиты прав собственности.

А без всех этих условий

спеленутая частная собственность гарантирует безумные доходы только тем, кто при содействии властей всех уровней и мастей сумел оседлать механизмы взимания административной или даже коррупционной ренты.

Так дискредитируется само представление об эффективности рыночной экономики, а у нормальных людей возникает лишь раздражение от бьющей в нос демонстрации кичащихся своим богатством нуворишей.

Помогает ли завязавшаяся дискуссия между известными экономистами о замаячившем буме, как и периферийные стычки самолюбий, лучше понять существо проблем современной российской экономики? Может, пользуясь случаем, лучше было бы обсудить, экономическую политику в целом? Сложить усилия и поговорить поподробнее про инвестиционный климат, конкуренцию и коррупцию, защиту прав собственности и т. п.? И за отсутствием надежной диагностики, т. е. без градусника и анализа мочи, стоя консилиумом у постели больного, почему бы не применить испытанные много раз в разных странах институциональные способы лечения?

Благодаря заработанным за десять лет золотовалютным резервам да фондам правительству на первых порах удалось отбиться от кризиса, погасить банковскую панику конца 2008 года, залатать дыры и обеспечить функционирование основных производственных мощностей. Как в свое время удалось отстоять Москву и победить в страшной войне. И потому неважно, что враг оказался у стен Кремля, а огромная территория от западных границ до столицы стала жертвенным алтарем? Вопрос о цене наших военных и экономических побед, как всегда, неуместен?

Сегодня живет и побеждает сталинская логика: «победителей не судят» и «лес рубят – щепки летят». Потому так успешно идет тиражирование усатого образа в качестве образца для подражания нынешним гладковыбритым политикам или для устрашения всех битых. И

продолжаются бессмысленные споры: может ли быть модернизация ненасильственной? Или тогда она сильно проиграет в темпах? Как будто кто-то всерьез думает, что рабский труд может быть более производителен, чем труд свободного человека!

Вот и дискуссии экономистов каждый раз превращаются в пусть и познавательные, но все-таки довольно забавные междусобойчики на потеху почтеннейшей публики, потому что возможности полноценной свободной научной дискуссии предельно ограничены. Любые возможные предложения относительно практических мер по реформированию экономики втиснуты в прокрустово ложе конкретных коммерческих интересов групп влияния, а потому экономисты могут действовать исключительно внутри установленных по кругу красных флажков — заранее определенных властями условий.

Автор – старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.