Миф о простых работягах

Наше государство спасает ту экономику, которую видит, то есть олигархов

Reuters
План по спасению от кризиса среднего класса, предложенный либеральным крылом «Единой России», — утопия. Массового мидл-класса, не зависимого от государства и крупного бизнеса, в России просто нет.

Либеральная часть «Единой России» заявила о намерении добиваться от государства пересмотра антикризисной политики в сторону усиления поддержки среднего класса. «Так называемый «офисный планктон» и простые работяги, которые первыми становятся жертвами кризиса, на самом деле они – гаранты будущего России как нормальной европейской страны, страны, в которой нет больше богатых и бедных, — заявил журналистам сопредседатель либерального клуба «4-е ноября» партии «Единая Россия», депутат Госдумы Андрей Макаров. — Нужно, прежде всего, спасать не суперкомпании миллиардеров, а обычных покупателей – их ипотечные, автомобильные кредиты, их потребительскую корзину, их стандарты и ценности. Государство должно, прежде всего, думать о покупателях в магазинах, автосалонах, в риэлтерских конторах, им нужно в первую очередь давать деньги». Его коллега Валерий Федоров выступил и вовсе с фрондерским для представителя партии власти заявлением: «Сейчас, когда только-только зарождающийся средний класс находится под угрозой полного уничтожения последствиями мирового финансового кризиса, мы требуем и будем добиваться от государства кардинального пересмотра антикризисной политики». По его словам, «необходимо финансово поддерживать не только крупнейшие, но и тысячи средних и мелких компаний страны». Более того,

либеральный клуб «Единой России» в ближайшие дни обещал обнародовать обращение к правительству с программой экстренных мер по спасению российского среднего класса.

При всем благородстве порыва либералов внутри отнюдь не либеральной, по сути, партии «Единая Россия» (нелиберальной хотя бы потому, что она является официальной партией нелиберального политического режима), в их исходных оценках «офисного планктона» и «среднего класса» содержится существенное искажение реальной ситуации. Содержится оно и в головах руководства страны. Тот же Дмитрий Медведев, например, в предвыборной президентской программе обещал довести численность среднего класса в России к 2020 году до 70% трудоспособного населения. Не сказав при этом ни слова о перестройке экономики России с олигархической на такую, в которой малый и средний бизнес создают большую часть ВВП.

Проблема как раз и состоит в том, что «простые работяги», «офисный планктон» и «средний класс», который призывает защитить либеральная часть единороссов, преимущественно сосредоточены именно в крупных компаниях.

Просто потому, что почти вся российская экономика – это крупные олигархические (причем независимо от официальной формы собственности – государственной или частной) структуры и их ответвления. Те самые «покупатели в магазинах, автосалонах и риэлтерских конторах», которым призывает дать деньги клуб «4 ноября», в значительной своей части, а точнее в подавляющем большинстве, работают на тех самых олигархов, компании которых отнюдь не из альтруистических соображений российское государство пытается спасти.

Даже в «тучные нулевые» российское государство не сделало ровным счетом ничего для формирования нормального мидл-класса за счет развития малого и среднего бизнеса.

Кремль занимался исключительно монополизацией экономики и консолидацией активов в руках близких власти предпринимателей, не создав при этом ни юридических, ни инфраструктурных условий для частной инициативы и появления массы новых небольших бизнесов. Естественно, что во время кризиса, сроков и вариантов конца, которого российская власть, как и любая другая власть любой другой страны, предугадать не может,

наше государство спасает ту экономику, которую видит, — олигархов.

«Офисный планктон» и «простых работяг» в условиях суверенной демократии и путинского варианта госкапитализма можно защитить только политически, на уровне негласного сигнала государства, обязав крупных предпринимателей в рамках социальной ответственности или под угрозой ответственности уголовной избежать массовых сокращений рабочих мест. Но такая политика не ведет ни к укреплению среднего класса (можно никого не увольнять, но при этом снижать или не повышать зарплаты), ни к появлению в стране массового и крепкого сословия малых и средних частных предпринимателей, ни к большей эффективности самой экономики, которая благодаря росту могла бы создавать новые рабочие места.

Лучшей помощью российскому среднему классу и неолигархическим компаниям со стороны государства стало бы принципиальное изменение бизнес-климата в стране, создание условий для проявления частной инициативы, в том числе тем самым «офисным планктоном», который может потерять работу.

Недаром отечественные и международные эксперты, в частности, в свежем докладе о российской экономике Всемирного банка, в один голос говорят, что главная польза от кризиса для России состоит в уникальной возможности наконец осуществить долгожданную структурную реформу экономики. То есть сделать долю крупных компаний в ней существенно меньше за счет увеличения доли малых и средних предприятий, а также изменить критическую зависимость доходов страны и ее граждан от конъюнктуры мировых цен на углеводородные ресурсы.

А в том, что мощный и многочисленный средний класс независимых от государства людей – главная опора России, если она хочет быть цивилизованной и динамично развивающейся страной, либералы из «Единой России» совершенно правы. Только вот при нынешнем экономическом и политическом курсе Кремля, который поддерживает партия власти, такому среднему классу просто неоткуда взяться.