Пенсия: космическая одиссея

Фото: CI
Что происходит с пенсионной реформой, особенно с ее накопительной частью, по-прежнему остается государственной тайной.

Время от времени государственные ведомства откликаются на призыв или общественные ожидания и начинают неутомимый поиск новых путей и методов в своей работе. Вот прошла информация о том, что Пенсионный фонд собирается открывать по всей России свои специальные консультационные отделения. В том числе и для того, чтобы сознательные граждане могли с их помощью заставить своих работодателей выплачивать им зарплату не в конвертах, а официально, по ведомости. Борьбу с конвертами планировали и даже на уровне пропаганды начали в связи с предполагаемым снижением социального налога: мы вам низкий налог — вы нам честную налоговую базу. Выглядит замечательно, и, будь это в другом месте и в других условиях, возразить было бы нечего. Потому хотя бы, что зарплата, не отражаемая в отчетных документах, — это не очень цивилизованно, а потому и неправильно. Здесь, правда, нельзя не заметить, что невероятный правовой нигилизм, демонстрируемый самой высшей властью (избирательное правосудие, превращение налоговой службы в инструмент передела собственности, выборы через административный ресурс и т. п.) мало стимулирует граждан следовать в намеченном было несколько лет назад пути постепенного принятия современных европейских правил во взаимоотношениях между государством и обществом. С собственным примером у нынешней государственной власти туговато. Однако это еще далеко не все, что стоит учитывать перед тем, как принять решение, стоит или нет бороться с выплатами части зарплат в конвертах в нынешней ситуации.

Можно пока оставить в стороне сам привычный метод организации решения проблемы с помощью создания очередного института гражданского доносительства властям по разным поводам. В конце концов, в цивилизованной Швейцарии попробуйте припарковать машину с пересечением линии соседней частной стоянки. Застучат тут же. Другое дело, что традиции здесь имеет различные истории и еще более различные контексты. Любовь и привычка к порядку и результаты специализированного генетического отбора ленинско-сталинского периода не имеют между собой ничего общего. Хотя, конечно, будь швейцарцы не только бдительны, но и чуть более прозорливы, они могли бы изолировать долгое время проживавшего у них любителя пива, ставшего в недобрый час вождем мирового пролетариата. Но это к слову.

А к делу стоит порассуждать о реальной мотивации для тех работников, кому предложено информировать о нарушениях действующего порядка выплаты зарплаты. Оставив в стороне, опять же, наиболее очевидные человеческие слабости: шантаж руководства с целью повышения зарплаты или повышения по службе либо устранение конкурента путем обвинения его в нарушении действующего порядка. Не потому, что это мотивации косвенные — они как раз, по российской практике, вполне могут оказаться основными, а для оценки того, насколько предложенные меры отвечают интересам граждан, которых и призывают к такому своеобразному участию в формировании собственного пенсионного обеспечения.

И тут никак не обойтись без основной проблемы: что происходит, собственно, с самой пенсионной реформой и особенно в ее накопительной части. Которая, собственно, и должна формироваться из отчислений социального налога, от размера какового отчисления и будет зависеть накопительная часть пенсии. Сегодня дела обстоят так, что мало кто из работающих граждан, особенно в возрасте подходящем к сорока и больше, могут рассчитывать на получение этой самой накопительной части. Просто по определению: их возраст пока в реформу не вписывается, о чем разработчики, кстати, честно и предупреждали. Так что им во всем этом интереса вообще нет никакого.

Хотя и стоит заинтересоваться простым, но очевидным вопросом: с какой стати работники этих возрастных групп должны платить социальный налог в полном объеме, если на накопительную часть пенсии они рассчитывать не могут.

Что же касается тех, кто теоретически может дожить до накопительных выплат, у них тоже не все так однозначно. Главным образом потому, что до сих пор нет никого представления о том, как и что будет происходить с их персональными отчислениями, какой гарантированный доход им будет обеспечен государственным контролем и о каком хотя бы примерно порядке сумм будет идти речь — ведь все это счастье если и наступит, то примерно лет через двадцать.

Не зная суммы, не представляя себе масштаба цен через двадцать лет, зато хорошо представляя себе, что происходит с инфляцией и ценами уже сегодня, надо быть чрезвычайным оптимистом, что бы все силы и все свое гражданское сознание бросить на борьбу с конвертной частью зарплат.

Поскольку получается чистая иллюстрация истории про синицу в руках и журавля в небе. Если все же кому-то придет в голову пойти навстречу инициативе Пенсионного фонда (за исключением вполне логичных и уже упомянутых мотиваций — прибавка к жалованью, карьера, конкуренция), то останется только констатировать бессмертие загадочной души российского гражданина.