Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Березовский рулит

27.03.2013, 11:25

Слава Тарощина о телевизионном переполохе после смерти Бориса Березовского

Теперь, когда страсти несколько поутихли, возникает вопрос: а что это было? Почему смерть Березовского так возбудила то самое телевидение, которое много лет усердно лепило образ маргинала? Благостным субботним вечером государственная идеологическая машина дала сбой. Телевизионные деятели искусств заметались в поисках точки опоры.

С одной стороны, об ушедших следует говорить либо хорошо, либо никак. С другой стороны, речь идет о враге отечества. С третьей — хорошо, что врага уже больше нет, с четвертой — где же теперь взять такого надежного виновника всех наших бед.

Первым отличился канал РБК, не замеченный прежде в тяге к сенсациям. Солидный телеведущий Игорь Виттель (из тех, кто высоко ценит собственную компетентность по любым вопросам бытия) вывел в эфир звонок от Сергея Доренко. Тот сообщил кардинальное: в смерти ББ виновен Навальный. Это он отравил воду в ванной, вследствие чего у Бориса Абрамовича случился инфаркт. «Навальный и мне не раз угрожал», — добавил для пущей убедительности Доренко. Все, кроме Виттеля, сразу поняли: данный голос может принадлежать кому угодно, только не Сергею Леонидовичу. Позже выяснилось, что редакторы набрали старый номер телефона любимого журналиста Березовского, а новый хозяин номера оказался большим шутником…

Канал «Россия», который всегда шел в авангарде борьбы с беглым олигархом, решил не экспериментировать. Первым делом здесь развернули внушительный список прегрешений ББ. Но вдруг случилось непредвиденное: Песков заявил о покаянном письме Березовского Путину. В раскаленном воздухе запахло великодушием власти, способной если не прощать, то не мстить поверженному врагу. И вот уже близкий родственник «России»,

канал «Вести-24», монтирует сообщение о смерти ББ со скорбной надписью: «Весна не придет».

Правда, так и осталось непонятным — то ли это последняя проделка Березовского (он виноват во всем, включая погоду), то ли выражение скорби. Впрочем, было уже не до тонкостей: из всех щелей повылезали мемуаристы. Поначалу самыми активными из них были Жириновский и адвокат Добровинский. Позже, когда эфир перешел в надежные руки Владимира Соловьева, к делу присоединились проверенные государственные мужи типа Хинштнейна, Митрофанова, Ковалева (бывший глава ФСБ). Они-то старательно припомнили Борису Абрамовичу всё. Высокое собрание особо остановилось на национальности покойника-выкреста, а также на теме его многолетнего сотрудничества с КГБ. Для полноты пейзажа госканал повторил относительно свежее сочинение Андрея Кондрашова «Березовский».

Окончательные акценты расставил, как водится, Аркадий Мамонтов. Матерый кагэбэшник Березовский был еще и английским шпионом, педофилом, бабником, кокаинистом. В студии у Мамонтова привычно неистовствовали патриоты — от неизбежного Сергея Железняка, рассуждающего о вреде космополитизма (вот и еще один архаизм восстановлен в правах) до Константина Сёмина с его мрачными пророчествами об активности разнообразных врагов России. Но главными звездами последних дней стали не они. Свое верхнее «до» взял известный политический деятель Андрей Луговой. Ему на пятки наступал менее известный (пока), но тоже очень перспективный Сергей Соколов, руководитель спецслужбы Березовского (1992—2000). Чем активней они мочили экс-патрона, тем очевидней становилась простая данность. Все сенсационные разоблачения относительно ББ в течение многих лет, явленные городу и миру в формате эксклюзивнейших расследований в первую очередь госканала, вышли из шинели, и только из неё, бывших охранников Бориса Абрамовича. Просветленные источники информации праздновали законную викторию.

Таким образом, смерть Березовского проявила грандиозную картину: Россия — страна победивших охранников.

Горечь столь неутешительного вывода смог смягчить лишь телеканал «Дождь». Премьерный показ информационного сериала «Парфенов» — самое яркое телевизионное событие не только молодого канала, но и корпорации в целом. Тут срослось всё, что давно не удавалось Леониду Геннадьевичу в его тщетных поисках себя: филигранность журналистского расследования, блистательность комментария, отточенность видеоряда; осмысленность дизайна, изящество композиции. Особенно хорош сюжет о ББ. Именно он помог мне понять тот бум, который случился в связи со смертью лондонского изгнанника.

Тема Березовского, как к нему ни относись, одна из вечных российских тем — противостояние человека и государства. Борис Абрамович, разумеется, не Чаадаев и даже не Солженицын, но какое государство, такое и противостояние.