Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Россия-2

06.10.2009, 20:06

На днях компания ВГТРК сообщила о своем решении закрыть канал «Спорт». Через несколько месяцев на этой кнопке воссияет «Россия-2», призванная собрать под знамена наиболее активную и молодую часть общества. Эффектное название представляется мне не самым точным. «Россия-2» — вся территория телевидения, имеющая мало общего с первоисточником, то есть с «Россией-1». Эта вторая, параллельная реальность редко пересекается с первой, бурлящей в сети.

Что в течение недели активней всего обсуждается в блогах и на сайтах? Статья Александра Подрабинека «Как антисоветчик антисоветчикам» с последующей публичной травлей автора. Чем увлечено ТВ? Разборками клана Пугачевой по поводу судьбы внука Дени. Официальная хроника будней Госдумы перетекла в хронику светскую; посещение Кристиной Орбакайте парламента — из серии материалов для таблоидной телепрограммы «Ты не поверишь!». О Подрабинеке ТВ вспомнило только в субботу — в передачах «Неделя с Марианной Максимовской» и «Постскриптум с Алексеем Пушковым». И вот какая важная вещь проявилась в очередной раз. Талант и профессионализм всегда на стороне правды, все остальное — на противоположной стороне.

Пушков, считающий себя главным телеаналитиком державы, давно навострился подменять анализ пафосом. Произнес с видом держателя акций на истину в последней инстанции: «Свобода слова или свобода пошлости?» — и все, дальше можно не продолжать. Тем более что и его корреспонденты, слабо умеющие совмещать картинку с текстом, идут по пути начальника. Публицист старой школы, выходец из международного отдела ЦК КПСС любит эффектные обороты речи, риторические вопросы. Не понравилось высказывание Людмилы Алексеевой о травле автора статьи, он тотчас театрально вопрошает: «Если правозащитники солидарны с позицией Подрабинека, то кто у нас тогда возглавляет правозащитное движение?» У Пушкова проблемы со вкусом. Когда в кадре сидит вальяжный господин в элегантном костюме, с барственной манерой речи и сильно печется об обиженных ветеранах, вспоминая о своем дедушке, становится как-то неловко. И дело не только в том, что профессор МГИМО не потрудился хоть на йоту отойти от привычных клише данной темы. А дело в том, что больше обидеть фронтовиков, чем это делает наше государство на протяжении 65 лет, просто невозможно. Чего стоят только обещания отдельной квартиры аж в 2010 году! Но сей факт не оскорбляет ни Пушкова, ни прогрессивную молодежь. А все потому, что Россия — страна слов, слово и есть дело.

Максимовская, в отличие от Пушкова, не засыпает сюжет о Подрабинеке пеплом слов. Она анализирует его в единственно возможном в данном контексте аспекте — правовом. Другой контекст, нравственный, сразу уничтожили «нашисты» и их кураторы вроде Бориса Якеменко, превратив автора статьи из обвиняемого в жертву. Максимовская предельно точно монтирует синхроны краснокурточных радетелей за ветеранов и Аллы Подрабинек, красивой женщины с измученным страдающим лицом. У нее горе. Вынужден прятаться муж, квартира в осаде, соседей, не гнушаясь ничем, настраивают против ее семьи. В ход идут угрозы и призывы уничтожить всех вплоть до 3-летней внучки (фотографии в интернете прилагаются). «Кто разрешил травить человека?» — резонно спрашивает М. М.

Эксперт программы Дмитрий Муратов уверен: такая расправа с семьей политического оппонента — настоящая уголовщина. Другой эксперт Владимир Лукин поясняет: почти все пикеты у подъезда Подрабинека — незаконны (разрешение получено только на некоторые из них). Максимовская делает логический, а не эмоциональный, как Пушков, вывод из ситуации. Раз никто «сверху» не спешит остановить «Наших», нарушающих закон, может быть, нас всех забыли предупредить, что свободу мнений в стране демонтировали вместе с вывеской шашлычная «Антисоветская»?

Рядовой, казалось бы, инцидент обнаружил почище пакта Молотова — Риббентропа трагический разлом в обществе. Чем регулярнее Владимир Путин, играя желваками, жестко напоминает: «Возврата в прошлое не будет», — тем чаще это прошлое хватает нас за фалды. Оппозиция «советское – антисоветское» снова на пике актуальности. Алла Подрабинек в материале Максимовской говорит о своем ощущении дежа-вю. Когда-то, 30 лет назад, КГБ организовывало за ее мужем постоянную слежку, а сегодня новое время — новые формы.

Статья Подрабинека нащупала самые болевые точки. О мыслях, изложенных в ней, можно и должно дискутировать. Только пусть сначала пикетирующие детишки прочитают у Достоевского о всемирной отзывчивости русского человека, а у Пушкина — про «милость к падшим». А то пока травят женщин и детей, у нормальных людей язык не повернется выразить свое отношение к произошедшему. Когда Алла сможет свободно выходить из своего подъезда по улице Металлургов, расположенной в России-1, тогда в России-2 можно будет выпустить на авансцену профессиональных патриотов. Тем более что они никогда ее не покидали.