Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Русский Гулливер

27.10.2011, 20:32

Игорь Свинаренко о замалчивании национального вопроса

«Русский марш» запланирован и разрешен. Национализм, игра с огнем, как можно, дурно пахнет, так нельзя, это нехорошо, бу-бу-бу — просто органчик какой-то. Или попугай выступает. Или какой-нибудь член Политбюро, который бездумно читает по бумажке. А зачем думать? Надо, как всегда, что-то пробубнить, прокукарекать набор штампов. И вроде всем все ясно. Ну жвачка и жвачка. Прослушать одним ухом и забыть.

Казалось бы. Но кто верит в эти заклинания? Никто. Кого это убеждает? Никого.

Радикалы скажут, что русских притесняют. Разные землячества, небось, выскажутся в том духе, что надо остановить русских фашистов. Эти все заклинания оттого, что страшно. Страшно! И реально есть чего бояться.

Вот я это пишу — а надо бы сперва обозначить свою позицию. Русским националистом я не являюсь. Да хоть потому, что я не русский. А украинец. Мне иногда говорят: да ну, это одно и то же. Точно, уверены? Точно, отвечают мне. Ну тогда давайте русских считать и называть украинцами. Физиономии вытягиваются. И с виду я чистый еврей. Хотя бы по этим двум причинам нечего мне делать на «русских маршах» во избежание недоразумений.

Не говоря уж о третьей причине: жизнь так сложилась, что я вольно или невольно нахватался культурки, прочитал несколько тонн всевозможных книжек на разных языках и сколько-то лекций в вузах разных континентов. Не то чтобы я хвастаюсь, просто объясняю, что тяжкий груз культур-мультур a priori делает смехотворной мысль о моем участии в каком бы то ни было погроме. Откуда ни глянь — я, конечно, космополит. Ну хорошо, украинский космополит. По совокупности улик стоящий над схваткой. Беспримерно объективный. Мне что эллин, что иудей — оба по барабану.

Национализм. Плох он или хорош? Кажется, что у нас считается «плохим» только национализм русский. А вот азербайджанского землячества никто еще не закрыл, не объявил вне закона. Уж давайте определимся, а то нехорошо выходит: русских националистов давят, а все прочие себе ни в чем не отказывают. Или всем, или никому — может, так?

Представим себе серьезную межэтническую драку. Задержаны участники. Представители кавказских диаспор тут как тут. А где чисто русские общественники? Нету таких? Ну так можно учредить уполномоченных по правам русских. Занесли кавказцы денег — пусть и русское «землячество» занесет столько же. И тогда менты будут разбирать дело по справедливости. Ах, нельзя так? Ну, значит, объявить вне закона землячества как таковые. Привлекать к уголовной ответственности за его нарушения. Собрались, к примеру, узбеки числом более трех — а задержать их!

Есть положительный кубинский опыт решения не то что межнациональных, а — бери выше — межрасовых проблем. Тамошние негры, например, очень симпатичные люди. В отличие от афроамериканцев, к которым на сраной козе не подъедешь.

«Как вам это удалось?» — спрашивал я гаванских жителей. Очень просто: если человек ведет себя неправильно, ему чистят физиономию. Не как черному или белому, а просто как человеку. И все всё правильно понимают. Но, увы, до Кубы нам далеко.

Русские, вообще говоря, репрессированная и до сих пор не реабилитированная нация. Всех сосланных вернули в их национальные образования. Исключение сделали для казаков, которые, кажется, лучшие русские. Где земля Войска Донского? Где права и привилегии казаков? Нету ничего, чистый геноцид без каких бы то ни было извинений. Хотите об этом поговорить? Откройте рот — и вам его тут же заткнут, обозвав фашистом. Русский вопрос есть. Он стоит остро. Это проблема, которую не решают, замалчивают, прячут, загоняют в подполье. Какой-то это дикий способ! Он может привести к страшным последствиям, против которых (скажу банальность) Манежка покажется детской игрушкой.

Да, но как это все обсуждать, в каком тоне, на каком градусе пафоса? Вот он, самый ужасный вопрос. Создавать комитеты по защите великороссов, учреждать под это дело телепередачи, открыть музей русских страданий, строить и пропихивать в Думу русскую партию? Заказать Юдашкину разработать повседневную одежду для русских, с кокошниками и лаптями? Вот видите, вам сразу смешно. Получается какая-то фальшь и ложь: в национальном вопросе у нас все получается еще хуже и нелепей, чем в политике, от которой, кажется, всех уже тошнит. Какое вранье беспомощней и жальче — про политику или про национализм? Какое из них быстрей лопнет? Если все будет идти как идет, в ту же сторону, эти две бомбы, скорей всего, сработают одновременно.

Ни у кого нет рецептов. Но какие-то вещи бросаются в глаза. Черные провалы, ужасающие своей глубиной. Ведь не власть ставила в Москве памятник Александру Второму, а бизнесмены — по инициативе немца Коха и еврея Немцова. А памятников, скажем, Колчаку и Деникину, которые воевали за Россию, нету в столице. И улицы в их честь не названы. При наличии в Москве улицы, к примеру, Кадырова, который долго и успешно воевал против русских. Красногвардейская тематика кругом, а где же у нас Белогвардейский проспект? И на кой нам ляд две названных в честь погубителя России магистрали — проспекты Ленинский и Ленинградский? И еще и «Библиотека им. Ленина» — это я про станцию метро? Ну вот кто должен заниматься переименованием — Пушкин, что ли?

Подкину пару проклятых вопросов. Отчего чеченских боевиков, убийц, амнистировали автоматически, а Буданов сидел по-настоящему, а потом его вообще убили? Отчего столько денег течет на Кавказ? Отчего Грозный с виду роскошней русских городов (местами так даже и самой Москвы)? Отчего кавказцы убивают в Москве кого захотят — и своих, и чужих (я про политические убийства)? Если вы думаете, что это не волнует радикальных патриотов, то есть большинство населения, то уж я не знаю, каким местом вы думаете. Ничего, стерпят, обойдется — такая концепция, нет?

И дальше. Кто еще интересуется чистыми, бескорыстными, пассионарными молодыми людьми, кроме Лимонова? Кому они нужны, кому интересны? Давайте тут не будем про Селигер: туда едут люди практичные и воспитанные рынком — на баррикады они пойдут только за хорошие бабки. Наши начальники демонстрируют уверенность в том, что они все могут купить, что непродажных граждан в стране не осталось… Неужели они мечтают избавиться от совестливых людей и командовать одними негодяями? Это все, на что они осмеливаются надеяться?

Русские, да, разобщены, они ограничены в правах, они чувствуют себя обделенными. Этнос, кажется, болен. Я говорю это без злорадства, без ехидства. С искренним сочувствием. Каждый может заболеть. Это не стыдно. Но не надо его добивать, не надо повторять сладкую сказку про то, что есть некий народ россиян. Нету его точно так же, как не было советского народа. Химера, выдумка.

Выживет этнос, выздоровеет или погибнет? Поди знай. Сколько уж великих народов пропало, исчезло с лица Земли, отдало свои земли без боя чужим людям… Все может быть. В тех пропавших народах, наверно, тоже свои прокуроры в сговоре со своими судьями и своими тюремщиками мучили и убивали своих зэков и гноили в камерах беременных зэчек, отправляли из армии цинковые гробы в мирное время — не иначе! Если б как-то по-другому — они б выжили…

Но, как бы то ни было, надежда казенных платных пропагандистов на то, что русский вопрос удастся замалчивать до скончания веков, что русские настолько ослабли, что не смогут защитить свои интересы и стерпят все, — как наивна эта надежда! Как она простодушна! Так не бывает… Лилипуты, конечно, связали Гулливера и искренне верили, что он будет просто ручной. Ведь верили же! С другой стороны, а что им еще оставалось?
Люди, которые ездят с охраной и мигалками, не имеют возможности посмотреть в горящие глаза парням в черных, как нефть, рубашках, парням, которые имеют идеалы и готовы за них умереть. Главным образом, вот почему: начальники не верят, что бывают люди с идеалами, способные любить свою родину бесплатно.

Нас, космополитов, удивляет, что кто-то осмеливается давать великороссам команду: «А ну сидеть тихо!» Еще удивительней, что эта команда старательно выполняется. Нам, космополитам, только и остается, что пожать плечами.