Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не жалко

12.02.2009, 19:46

Кризис, кризис… Все про него пишут, ничего не понимая в его смысле. Некоторые даже хвастают, что его предсказали, правда, подтверждающих документов почти никто предъявить не может. За редкими исключениями типа меня. Я-то могу доказать, что знал все наперед! Кто не верит на слово, пусть залезет в архив «Газеты.Ru» и найдет мою колонку за 22 мая. Я даже довольно точно называл время Ч – «ближайшие месяцы».

Но – ни печали, ни радости от премногого знания (о чем нас давно предупреждали). Потому что я думаю о другом: чего мы ноем? Нечто зимой 1941–1942 ситуация на рынках была легче? Или, скажете, нефть тогда была дороже? (Ну, единственно, что не было безработицы). Но, знаете, люди как-то пережили тот кризис. Против которого теперешний – просто детские игрушки. Понимаю, что все может кончиться концом света, и, более того, в любом случае им и кончится. Если при нас, на наших глазах – так нам, значит, страшно повезет! Мы, стало быть, выйдем в финал! И увидим самое интересное!

Хотя с концом света, боюсь, будут проблемы. Ну, вот какие у нас с этим делом ассоциации? Атомную бомбу кинут на голову? Думаете, поможет? На Японию таких бомб кинули аж две — и что? Где те паникеры, что вопили о вселенской катастрофе? И делали себе сдуру харакири? И сочувствовали своим детям, которые родились зря и ничего не увидят? Те дети подросли, постарели, полысели и толпятся на Сан-Марко, соря йеной и зевая от скуки: все видели, все пробовали, везде были – заняться нечем, хоть вешайся… Они б пили, но их раса несчастна от того, что от алкоголя не получает удовольствия. Вот нашим бы такое – это и был бы конец света!
Хотя если чуть серьезней посмотреть на вопрос, то, конечно, у нас есть некоторые проблемы.

В том смысле, что так дальше жить нельзя. Ну, то есть можно, и жили — но это глупо. Отравили природу, возненавидели друг друга, стали женить пид...сов — и это называется «человек мыслящий»! Ни у кого уже не откроется пасть заявить, что человек – это звучит гордо. Или что он, вот уж было помутнение в голове, венец творения или, там, царь природы. Таки это скорее пациент палаты номер 6. У него королева – это Ксения Собчак; в целом она таки хороша, с манящей улыбкой и харизмой, не зря ей все завидуют и ругают невпопад, забывая о том, что красивей лошади вряд ли найдется животное, — но только Ксюше рано еще быть властительницей дум. То, что она у нас ум, честь и совесть заместо КПСС, – много о нас говорит…

Мы – продолжу наш скорбный список – поругались, кажется, со всеми: и с самыми сильными, и самыми близкими, и с самыми родными. Побратались с подозрительной случайной публикой, которая только тем и хороша, что оказалась на мели и потому сговорчива. Мы сами о себе это прекрасно знаем. Чуть кто из нас поднимется, так тут же начинает презирать нас же, то есть не начинает, а перестает это скрывать! Он тут же отменяет, или точнее они отменяют, все и всяческие выборы, и начинают передавать власть из рук в руки своим проверенным дружкам, про которых мы, бывает, даже и не слышали. Напомню, что даже в пещерах наши дикие предки выбирали командовать стаей самого умного, самого достойного, самого, не побоюсь этого слова, эффективного! И вот видите – в итоге выжили и достигли вон каких высот вплоть до космоса!

Ну а теперь все иначе, другие принципы, иные концепции. Сливай воду, приехали! Мы просто не знаем, куда ехать, и нам не хватает смелости это признать. А уж про то, что ума не хватает додуматься, выбрать правильное направление, – про это вовсе молчим.

Если кто помнит, в прошлый кризис, перед самым его началом – я не про дефолт 98-го, но про крушение советской власти с Советским же Союзом, – был нам знак. А именно – семья Лыковых, которые когда-то ушли в лес от назойливых придурковатых коммунистов и там трудились в поте лица на свежем воздухе, вели здоровый образ жизни, молились как хотели – в общем, прекрасно себя чувствовали. Кстати, и не болели. Себе они казались нормальными, да они ими и были – мы же их восприняли как чудаков и маргиналов, и несчастных обделенных жалких людишек.

Но конфликт цивилизаций быстро закончился, едва начавшись. Лыковы все перемерли, столкнувшись с нашей привычной повседневной заразой. Мы их, прямо скажем, убили. Ситуация много раз описывалась в фантастических романах, но нам и дела было мало. Грохнули мы их. Замочили под елкой (этот закуток в лесу заместо сортира). Не поняли знака! А он был простой: ребята, сейчас все рухнет и обвалится, может, вы, получив подсказку, придумаете, как жить дальше? Перестанете проживать жизнь в погоне за лишним? За ненужным? Мало нам было Лыковых, так вон же еще цыгане кругом! Кибитки – это ж практически сухопутные яхты! Опять же и лошади (привет Ксении Анатольевне), очень симпатичные существа. Свежий воздух, которым мы принципиально отказываемся дышать. Никакой толчеи среди офисного планктона. Обед, сготовленный на костерке, – да мы так только в отпуске живем! (Правда, и цыган мы придавили, обломали им кайф, загнали в оседлость и коттеджи из красного кирпича, в героиновый бизнес… Если б они продолжали кочевать, может, у них были б другие занятия, трудно наладить с кочевниками постоянный бизнес — хотя с теперешним распространением мобильной связи можно на ходу играть в оседлость вполне убедительно).

И они, как мы, стали гнаться за лишним. Кто завел эту моду – менять машины каждые два-три года? Кто придумал удлинять и сами машины каждый год на 20 сантиметров? Шесть метров автомобильного кузова уже никого не удивляют – притом что это, грубо говоря, три-четыре человеческих роста, и попробуй еще припаркуйся! И напасись бензина заправляться, между прочим… Кто придумал семьей из 2–3 человек жить в 300-метровой квартире, притом что третий жилец – ребенок – съедет в самое ближайшее время, потому что у него уже аж дымится? Для кого эти идиотские богатые магазины с ценами Нью-Йорка, помноженными на пять? Кто придумал застраивать Москву казенными офисами для гос- и муниципальных чиновников, которые заселили уже и в офисы РСФСР, и СССР, и Варшавского блока, и ЦК КПСС, и СЭВ (ну, кто этим тараканам устроил сладкую жизнь?) и настроили новых и новейших зданий, и строят все новые и новые, они неприлично торчат посреди города на глазах у детей – и на кого ж это они встали?

И вам этого всего жалко?

Ну, что ж… Тогда примите, как говорится, и проч.