Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

От инфляции бума к стагфляции кризиса

19.11.2008, 10:01

Вместо привычной инфляции бума у нас сейчас инфляция кризиса, формула которой совершенно другая

Октябрь и ноябрь этого года стали временем прощания с инфляцией. Конечно, не с инфляцией вообще, а с той инфляцией нефтяного бума, к которой народ сначала было привык, а в последний год все больше ею тяготился. Ее конец подкрался незаметно. Мечта сбылась, а счастья нет.

Опросные службы, поставляющие в Кремль основной массив потребляемой там информации о мыслях и чувствах подданных, еще пристают к гражданам со своим устаревшим перечнем вопросов. А граждане-респонденты еще послушно следуют их списку, по-прежнему выставляя на первое место среди своих забот рост цен. Хотя на самом деле все чаще уже задумываются о новом — о падении номинальных заработков или еще того проще — об угрозе потерять работу.

Год с небольшим назад наши власти, помнится, объявили инфляции беспощадную борьбу. Принимались, а потом проваливались и отменялись запреты на повышения цен. Сочинялась даже какая-то всеобъемлющая антиинфляционная программа. Правда, ее, кажется, так и не дописали до конца. Денежные власти почему-то не очень напрягались, ограничиваясь рапортами о снижении темпов роста денежной массы и советуя спокойно ждать. Может, и в самом деле предвидели кризис, но, скорее всего, просто уклонялись от неприятной работы.

И в который раз поступили мудро.

Проблема вдруг рассосалась сама. Вплоть до сентября включительно индекс потребительских цен рос быстрее, чем в прошлом году. И вдруг перестал. В октябре он увеличился всего на 0,9 % (в октябре 2007-го — на 1,6 %) и за прошедшую часть ноября ежесуточно рос почти вдвое медленнее, чем год назад.

Спросите: а что тут удивительного? Классическому кризису вообще, мол, полагается дефляция, а не инфляция? Классическому — да. Но по классическому сценарию он не пойдет нигде, даже на Западе. А уж мы своим особым путем прошли через бум, особым путем въезжаем и в кризис.

Наша инфляция эпохи бума имела один источник — нефтяные сверхприбыли — и три составные части — приток в страну заграничных капиталов, закачку в экономику казенных денег и непропорционально быстрый рост зарплат и выплат. Был у нее, стоит вспомнить, и один тормоз: непрерывное укрепление рубля мешало импортным товарам слишком уж быстро дорожать.

К сегодняшнему дню инфляция стала потише, но это в ней как раз и не главное — может вдруг взять и подскочить. Главное — что это уже совсем не та инфляция.

Вместо привычной инфляции бума у нас сейчас налицо инфляция кризиса, формула которой совершенно другая.

Рубль начал слабеть, и импортные товары, которые занимают сейчас больше половины рынка, перестали быть тормозом дороговизны и превращаются в ее мотор. При общем, напомню, резком замедлении роста потребительских цен в октябре цены на непродовольственные товары (без бензина) ускорили свой подъем: 1,0% против 0,9% в октябре 2007-го. Это первый сигнал, поданный слабеющим рублем. Если девальвация ускорится, ее вклад в инфляцию кризиса на какое-то время станет решающим.

С другой стороны, появился новый тормоз — цены на бензин. Главное наше несчастье — дешевеющий экспорт нефти — помогает попутно уменьшить нашу домашнюю дороговизну. Не будем преувеличивать эту помощь, бензин у нас дешевеет гораздо медленнее, чем экспортные цены на нефть, за весь октябрь — на пару процентов, а в ноябре — на полтора-два процента в неделю, но в результате весь массив непродовольственных товаров, включая бензин, дорожает все-таки немного медленнее, чем год назад.

Почти утешительно смотрятся нынешней осенью цены на продукты. За октябрь они поднялись только на 1,6% — вдвое меньше, чем в октябре 2007-го.

Вернее, их можно было бы назвать утешительными, если забыть о том, что урожай нынешнего года крайне хорош, а мировые цены на продовольствие и, следовательно, на его импорт падают.

Дефляционного действия следовало бы ждать от другой составной части нашей формулы — иностранного капитала, отток которого за октябрь достиг немыслимых $50 миллиардов (за весь 2007-й отток был около $40 миллиардов при притоке $120 миллиардов). Правда, эффект от таких эвакуаций не проявляется мгновенно, но, кажется, можно сказать и сейчас: в нашем климате это не может остановить общего роста цен.

Страна вошла в кризис с неповоротливой монополизированной экономикой, с примитивной финансовой системой, по-дикарски управляемой «вручную», а главное, с непомерно высокой инфляцией. А это последнее обстоятельство не дает пустить в ход стандартные антикризисные меры.

На Западе увеличивают доступность денег, надеясь, что побочный инфляционный эффект от этого будет перекрыт дефляционным эффектом рецессии. А нам с нашей непомерной предкризисной инфляцией, которая была впятеро выше, чем там, надеяться на что-то подобное не приходится. Так что везде понижают учетные ставки, а наш Центробанк повышает. О дороговизне кредитов на свободном рынке можно и не говорить. Поэтому удвоение ВВП без шва переходит в убавление ВВП. Будем надеяться, хоть не двойное.

Правда, «ручное» закачивание денег по надежным адресам происходит в огромных масштабах. Но в отличие от наших государственных закачек эпохи бума предсказать их воздействие на цены невозможно. Ведь куда они идут сейчас и куда пойдут потом — толком никто не знает. Может быть, так и останутся спрятанными в надежных местах, а может, вдруг выплеснутся на рынок, взорвавшись новым скачком цен.

На старте своем наша инфляция кризиса оказалась ниже, чем инфляция бума на своем финише. Но это не значит, что так будет и впредь. Ведь

цены и доверие связаны друг с другом. Устойчивые цены, не слишком растущие, но и не падающие — это признак доверия низов к верхам, верхов к низам и всех вместе к системе, к надежности соблюдения правил.

Во время кризисов, когда доверия ни к кому и ни к чему нет, возникает либо дефляция, как в Америке в Великую депрессию, когда все держались за остатки накоплений и старались покупать как можно меньше, либо стагфляция. То есть хозяйственный спад, усугубленный ростом цен, который подхлестывается то очередными денежными вбросами сверху, то очередными покупательскими паниками снизу.

Вошло в моду упрекать наши власти за то, что они, мол, прозевали столько сытых лет и ни к чему не подготовили экономику. Это несправедливо. К стагфляции они ее готовили довольно последовательно.