Сумка Биркин как символ Пасхи и чистоты

06.04.2010, 14:32

Изначально неделя предполагалась бурной: показы, дефиле, выставки и вечеринки. Но жизнь преподнесла свой жестокий показ. 30 марта в России был объявлен национальный траур. Два последующих дня хоронили. И потому многие активисты светской жизни сочли невозможным, несвоевременным и неприличным проявлять избыточное жизнелюбие.

Реклама

Ресторатор Александр Соркин долго готовил первоапрельскую вечеринку в GQ-баре — ожидалось выступление самых популярных в стране телеюмористов. Однако и господин Соркин, и артисты приняли решение: праздника не будет. «Я не буду бить себя в грудь и рассказывать, какой я хороший. Честно скажу: ресторан работал. Но само мероприятие мы решили перенести: глумиться в день похорон как-то неорганично. К тому же настроение у всех было более чем поганое», — сказал Александр Соркин обозревателю «Газеты.Ru».

Компания Bosco отменила торжественное открытие выставки Moschino в ГУМе. Это решение далось им непросто: визит знаменитого креативного директора марки Розеллы Жардини согласовывали два года. «У Розеллы Жардини безумное расписание. Мы понимали, что перенос даты обернется для нас очень большой проблемой. Тем не менее мы пошли на это», — сказала Ольга Юдкис.

Почти наверняка госпожа Жардини отнеслась к решению компании с сочувствием и пониманием. Иностранцы традиционно проявляют к нашему национальному горю больший такт, чем мы сами. В бесланский теракт актер Мэтт Деймон выразил «глубокое сожаление по поводу невозможности посетить премьеру своего фильма в Москве». А датский принц-консорт Хенрик, собиравшийся сообща с богатыми «форбсами» защищать дикую русскую природу, счел предстоящий визит «несвоевременным в связи с драматическими событиями в России».

Тем не менее не все в нашем микрорайоне отказались «петь и смеяться как дети». Аккурат на следующий день после официального траура всеми огнями светского веселья сверкала вечеринка журнала «Медведь». Пятнадцатилетие «Медведя» было подано с выдумкой: дамы в стиле Веры Холодной прятали лица под вуалями, блестели шелка и пайетки, мальчишки-разносчики газет предлагали гостям последние известия. Формально день траура пришелся на вторник, но в среду хоронили первых жертв. И потому этот «подлый угар НЭПа» коробил. Вместе с главами журнала «Медведь» «осадочек оставили» и их гости: Александр Волошин, Полина Дерипаска, Валентин Юмашев, Татьяна Юмашева (Дьяченко), Светлана Бондарчук, Андрей Макаревич и Ирина Хакамада. Наличие в этом ряду государевых людей казалось особенно противным.

Церемония вручения кинематографической премии «Ника» в этом году прошла чуть сдержанней обыкновенного. Но капустник, несмотря на траурные дни, не отменили. Как говорил в аналогичных случаях герой Довлатова: «Батя, это лишнее».

К самому концу недели светская жизнь, стыдливо озираясь, стала возвращаться в свои берега. В музее декоративно-прикладного искусства открылась потрясающая выставка «За пределами подиума: стиль Татьяны Сорокко». Торжественно посмотреть на платья из коллекции fashion-иконы 90-х пришла гламурно-глянцевая фракция тусовки. Но и тем, кто от гламура презрительно далек, стоит пересилить себя и зайти в этот музей: другой шанс увидеть расшитое розами платье 1914 года от первой женщины-модельера Жанны Пакен или же творения Madame Grès выпадет не скоро.

Отдельно расширяет fashion-кругозор витрина с винтажными сумочками: оказывается, крокодил бывает не только тертым или не тертым, а русским или французским (ура, Россия — родина крокодилов!). Кроме того, опытные fashion-victim начала века различали и части тела животного, ставшего сумкой. Так, подпись под одним причудливым экспонатом гласит: «сумочка из ног страуса».

Впрочем, крокодилы были не только русские. Между алыми кринолинами и ногами страуса прогуливался и фрик заезжий — женщина в черной сутане, черном кокошнике и в темных очках. Это была знаменитая fashion-критик и модная блогерша Диана Перне. «Ну и фрукт», — поджимали губки гостьи. На московском модном рауте подобное в диковинку: наши «трубадуры глянца» всем имиджем своим укрепляют веру в гламур. Заморские же «смотрящие по фэшену», такие как Анна Пьяджи или Диана Перне, всей своей клоунадой, наоборот, от моды отмежевываются, как бы становятся над ней.

К вечеру воскресенья московская светская жизнь окончательно превратилась в полный сюр. В концертном зале деревни Барвиха состоялся пасхальный аукцион. Номинально его устраивала компания «Неверленд» и крупная рублевская латифундистка Марина Лебедева, предводительница Форте-дей-Мармийского дворянства. Легенды гласят, что «эта та самая Лебедева, что занимает в куршевельском отеле «Шеваль Бланк» пять номеров за раз и отдыхает с женой Кудрина на Мальдивах».

Официально та самая Лебедева и была лицом мероприятия. Однако светские всезнайки утверждали, что на самом деле за всем этим стоит один из гостей, а именно глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов. Правда это или вымысел, мы, увы, узнаем лишь за пределами земного опыта, скажем лишь, что господин Чемезов точно за всем за этим сидел. Зато никак не мог усесться олигарх Владимир Лисин: с его местом приключилось что-то непонятное, и вскоре он покинул вечер в дурном расположении духа.

Охраны и мигалок у входа на пасхальный раут было куда больше обыкновенного. Куда больше обыкновенного было и «питерских»: супругами Белоцерковскими и Расковаловыми дело не ограничилось. Среди «московских» были замечены глава ВЭБа Владимир Дмитриев, сенатор Игорь Каменской, зам. Чемезова г-н Шелков, режиссер Федор Бондарчук, рестораторы Степан Михалков и Аркадий Новиков и супруга Дмитрия Маликова Елена.

Амбьянс крепчал. Это был тот редкий вечер, когда благотворительный аукцион пользовался большим успехом, чем последующий концерт Маревы Галантер и группы Nouvelle Vаuge. Почти никто не боролся за путевку в Хорватию. Но с молотка довольно быстро ушли и куртка Федора Бондарчука из фильма «Девятая рота», и футбольный мяч с подписями игроков Зенита, и кукла. Огромным успехом пользовался щенок акита-ину (это пес из фильма «Хатико») — цена на него взлетела аж до 50 000 евро. Однако символом вечера все же стал не верный японский песик, а достижение кожевенно-галантерейной промышленности. Лот «Сумка «Биркин» белая» со сцены назвали символом Пасхи и чистоты.