«Паранджа — это свобода и открытость миру…»

30.03.2010, 14:25

Модная галеристка и художница Айдан Салахова отметила день рождения в клубе We are family. Ради госпожи Салаховой самым титаническим бизнес-титанам страны пришлось навестить мрачную клубную нору, и впервые в жизни это маргинальное место вдруг получило олигархический кворум.

За день до своего дня рождения Айдан Салахова вернулась с крупнейшей ярмарки современного искусства «Арт-Дубай». В этом году среди 65 галерей со всего света единственной российской была «Айдан-галерея». На время ярмарки и Global Art Forum в Дубай съезжаются богатейшие люди мира. Днем они присматриваются к поделкам современных художников, а по ночам ведут бешеную светскую жизнь, ибо в Дубае есть где разгуляться.

Самой удалой вечеринкой в этот раз оказался персидский Новый год в клубе «400». Перед персидским Новым годом три тысячи человек дошли до кондиции клубе «Кавалли», и заключительным безумным аккордом стал разгул на пляже «Атлантис» — пылающие там огни были видны на другой стороне Персидского залива, а от грохота диджея вполне могла сойти лавина где-нибудь на Урале.

В Дубае поменялась мода, и теперь местные жительницы приходят на lady's day ярмарки Art Dubai не просто в черных паранджах, а в паранджах, обильно расшитых стразами. Кроме того, традиционная женская обертка обрела рукава. Русские гостьи восхищенно рассматривали только эти невероятной красоты одеяния и узнавали, где в Дубае их можно купить.

Русских коллекционеров по сравнению с прошлым годом тоже стало меньше: на Art Dubai были замечены только совладельцы компании «Оптима» — миллиардеры отец и сын Шандаловы и миллиардер Валерий Елисеев с супругой Юлией.

По приезде с Art Dubai Айдан Салахова устроила вечеринку в клубе We are the family. Были приглашены только звезды и коллекционеры, пищу галеристки — современных художников — решили не звать. Из относительно рисующих был замечен только Василий Церетели, но он проходил по разряду арт-деятелей. На почетном месте сидел живой классик — отец Айдан Салаховой выдающийся художник Таир Салахов. Периодически именинница подходила к его диванчику и восклицала: «Папа, я тебя очень люблю!»

Выбор места для празднества некоторые гости находили неожиданным. Во-первых, все московские «все» давным-давно уже перекочевали в «Манон», ну, на худой конец в «Сохо». Мне кажется, что на всех однодневных творениях владельца We are the family Синиши Лазаревича (экс-«Дягилев», экс-«Осень») есть какой-то налет гнусности. Однако Айдан Салаховой этот клуб очень нравится, и она сочла ужасно оригинальным затащить олигархов «в полное отсутствие снобизма».

В этот вечер клуб работал в обычном режиме. У Айдан была своя большая VIP-ложа. Почти все гости вечеринки посещали это мрачное место впервые. Раньше всех приехал мультимиллиардер Михаил Фридман. К его диванчику потом подошли коллеги по капиталу Григорий Березкин, Леонид Струнин и друг Ваге Енгибарян. С большой квадратной коробкой появился финансист Марк Гарбер.

Айдан Салахова, в черной парандже и звеня браслетами, протискивалась от столика к столику и встречала Сати Спивакову, совладельца «Новатека» Владимира Смирнова с женой Лианой и Александра Жукова, которого непонятно, как теперь атрибутировать в светских колонках — как отца Даши Жуковой, как крупного нефтяного дельца из старой гвардии или же как просто Сашу Жукова — «и все поймут».

Телеведущий Андрей Малахов пытался поговорить с Этери Левиевой про работу. Грохот клуба удавалось перекричать вариациями на тему «низкая цифра — высокая цифра». Позже всех пришел компаньон Михаила Прохорова Олег Байбаков. Владелец разорившейся сети «Арбат-Престиж» Владимир Некрасов, притомившись клубной обстановкой, присел к Таиру Салахову. Начался «энтертеймен».

Традиционно на всех днях рождения госпожи Салаховой присутствуют стриптиз, танец живота и паранджа. Животом в этот раз крутил мальчик-акробат из цирка «Дю Солей». Сорок девушек в черных паранджах (воплощали ожившие работы самой Айдан) сидели на кругу танцпола. И под видеонарезку из ее серии работ «Я люблю себя» (целующиеся девушки) они стали раздеваться до бикини и танцевать на сцене.

«Паранджа — это удивительно, — прокомментировала Айдан, — ты ощущаешь себя внутренне абсолютно свободной. Твоя закрытость на самом деле оказывается полной открытостью миру».

«Хеппенинг» незапланированно продолжился. «Айдан, там внизу, в ложе — это твой кадр?» — настороженно спросили гости. Кадр был чужой, но призыв «раскрыть свое второе я» воспринял очень по-свойски: после концептуального раздевания в честь Айдан чья-то девушка из нижней ложи решила тоже открыться миру. Вышла, точнее села на круг. И довольно долго демонстрировала полное отсутствие исподнего.

Развлекательная часть продолжилась и в гардеробе: Ульяне Цейтлиной в течение часа не выдавали ее законного соболька, предлагая взамен какую-то кацавейку.

Все очень ждали Наоми Кемпбелл, но по чистой нескладухе она не пришла: промоутер Алексей Боков сказал ей, что день рождения Айдан будет на следующий день, чем, как вы понимаете, очень удружил и имениннице, и самой гостье. Благодаря оплошности господина Бокова светская жизнь Наоми Кемпбелл носила принудительно культурный характер — ей пришлось сходить на балет «Пламя Парижа» в Большой театр в качестве PR-дуэньи для приехавшей в Москву Виктории Бекхэм.

Не так давно ставшая модельером Виктория Бекхэм представляла в Москве новую коллекцию платьев. После чего все нужные ей по бизнесу люди — главреды всех профильных изданий и закупщики — были приглашены в ресторан Baccarat. На ужине практически не было селебрити. Даже телеведущий Андрей Малахов был зван как главред журнала Starhit. Компанию «нужников» разбавляли Яна Рудковская с певцом Биланом и коллеги по fashion-бизнесу — Валентин Юдашкин и Татьяна Михалкова.

Бекхэм очень хотела, чтобы московский высший свет ее полюбил (со всеми вытекающими финансовыми последствиями). И была такой милой, что хочешь не хочешь, а заподозришь в ней подделку — подлинники не бывают настолько nice.

Приезд ее не оставил равнодушным ни бомонд, ни интернет-хомячков. Всем было дело до Вики хотя бы потому, что в ней много московского: никакая певица, девушка недомодельной внешности и невысокого роста, жена знаменитости, она обладает одним несомненным талантом — умением навязать себя обществу. Мало ли у нас таких? И у нас жены богачей играют в певиц и модельерш.

Однако разница между московскими «певицами» и «модельершами» и Викторией Бекхэм в том, что все ее поделки очень профессиональны. Это не «девочка играет в платьица», это таки бизнес, и это по-взрослому: творения Бекхэм отличает сложный и очень женственный крой, серьезная работа конструктора, а в этой коллекции — еще и хорошая работа с цветом. Правда, все эти платья заточены под один тип фигуры — самой Виктории Бекхэм, но из женщины аналогичного сложения они вполне способны сделать статуэтку.

С точки зрения ценовой политики, на мой взгляд, госпожа Бекхэм себя переоценивает. В Америке за повседневное платье просят больше тысячи долларов и от шести тысяч — за очень вечернее. В Москве продукция Бекхэм тем более «оверпрайснута» — в ход идет традиционная «московская составляющая». Разброс цен, таким образом, от 80 000 до 140 000 тысяч рублей.

Но наших светских шопоголиков нулями не испугать. Бывшая гражданская жена Бориса Немцова телеведущая Екатерина Одинцова заказала платье-рубашку за 124 000 рублей. «Выхода у меня нет, — сказала она, — на прошедшей Неделе моды я облазила весь Милан в поисках платья от Бекхэм, но они там сразу разошлись». Яна Рудковская взяла два платья, каждое в районе 100 000. А телеведущая Екатерина Мцитуридзе купила тоже два произведения Бекхэм, по 120 000 рублей каждое, и тем самым утерла нос бытующему в свете мнению, что на всех раутах появляется не в своих платьях, а в «промо».