Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Часы, которые всегда отстают

16.12.2009, 09:44

Еще немного, и идея торговли водными ресурсами станет нашим официальным ответом на потепление климата

Копенгагенский форум, как и обсуждаемая на нем тема борьбы с потеплением климата, не вызывает особого интереса в России. О ней редко рассуждают политики. А события, происходящие на форуме, не являются новостью № 1 для национального телевидения и официальной прессы. Отношение же к этой теме, как в верхах, так и на массовом уровне, колеблется от категорического непризнания самого факта потепления до убежденности, что Россия только извлечет из этого выгоду.

Не верят и злобствуют, как правило, те, кто имеют солидную ренту от торговли нефтью и газом и ничего другого делать не умеют. Они опасаются, что если человечество действительно примет меры по борьбе с парниковым эффектом, существенно сократит энергопотребление, то их красивой и беспроблемной жизни придет конец.

Отсюда рассуждения на тему, что никакого потепления нет и его специально придумали зарубежные ученые, чтобы выбить себе солидное финансирование на долгие годы вперед. Иронизируют же приверженцы патриархального взгляда на вещи. В их представлении Россия – страна большая, богатая (в смысле разнообразных природных ресурсов). Так что пусть по поводу климата переживают разные там Нидерланды, лежащие ниже уровня моря, да маленькие папуасские королевства и республики, расположенные на безбрежных просторах Тихого океана. Нам ничего серьезного в случае потепления не грозит. Наоборот, откроются новые возможности, и на Чукотке (надо полагать, под мудрым руководством г-на Абрамовича) будут выращивать цитрусы!

Подобное неприятие мировой повестки дня указывает не только на провинциализацию текущей российской политики. Проблема гораздо глубже.

Для современного человечества, по крайней мере его продвинутой части, тема борьбы с потеплением климата из чисто экологической, профессиональной, превращается в одну из главных (если не главную) мотивацию его социальной деятельности.

Подобно тому как в ХIХ и ХХ веках национальные движения, социальные и политические революции и рождавшиеся ими проекты создания рационально и справедливо устроенных обществ определяли смысловое поле мировой политики, экономических инноваций, творческие поиски титанов культуры и гениев технической мысли. Эти факторы в решающей степени формировали и способ социального мышления, характерной чертой которого была укреплявшаяся вера в безграничность человеческого могущества. В 90-е годы прошлого века, когда после краха СССР и коммунистической системы, претендовавших на построение идеального общества, на какой-то момент показалось, что все основные проблемы человечества (таковыми они виделись исходя из опыта ХIХ--ХХ веков) уже решены. Повсеместно расцвели ценности безудержного потребления. Лишенная питательных источников великих идей и смыслов, стала мельчать культура, уступая место гламуру, превратившемуся из развлечения в образ мысли и жизни. Появившиеся новые вызовы, такие, например, как международный терроризм, не изменили этого мироощущения, поскольку исходившие от исламских радикалов «предложения» изначально были неприемлемы для значительной части человечества.

Потепление климата – это вызов совершенно иного характера, борьба с которым не сводится лишь к техническим решениям вроде сокращения вредных выбросов в атмосферу.

И не только потому, что это явление затрагивает всех и от него будет невозможно спрятаться даже на Чукотке с ее новой субтропической флорой. Потому что глобальное потепление реально, на практике, а не в теоретических изысканиях ученых, бросает вызов всему потребительскому строю социального мышления, вере в безграничность человеческого могущества.

Нет сомнения в том, что уже очень скоро понимание этих реалий окажет огромное влияние на характер политических проектов, представлений о рационально и справедливо устроенных обществах, породит новую волну культуры и новую революцию в науке и технике. Трудно сказать, как все это будет выглядеть в реальной жизни, но уже сейчас можно с уверенностью говорить, что в основе изменений человеческого мироощущения будет лежать принцип ограниченности ресурсов, любых – природных, экономических, демографических. А это означает, что человеческая цивилизация, по-видимому, начинает вхождение в какую-то иную фазу развития.

Но, как уже не раз бывало в истории, это вхождение будет неравномерным. Россия, увы, оказывается среди отстающих. Потому что все сегодняшние российские реалии – политические, экономические, социальные и культурные — покоятся на возникшей в иные века вере в безграничность наших ресурсов.

Как скоро на планетарном уровне отпадет потребность в нефти и газе – ничего, будем, как предлагает столичный мэр Лужков, продавать пресную воду в засушливые государства Азии! Еще немного, и идея торговли водными ресурсами станет нашим официальным ответом на потепление климата.

Главное – ничего не менять. Это важно как для тех, кто привык к красивой жизни и по-иному свое существование не мыслит, так и для тех, кто имеет немного, но не хочет, боится жить по-другому.

В фильме венгерского режиссера Петера Бачо «Который час, господин Будильник?» главный герой, часовщик, всегда мог определить точное время, но при этом, глядя на часы на городской башне, добавлял: «Но наши всегда отстают».

И Россия, застыв в убеждении неограниченности своих ресурсов, может оказаться в положении страны, часы которой всегда отстают.