Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ряженые больше не нужны

30.01.2008, 16:06

«Мавр сделал свое дело, мавр может уйти», — эта известная поговорка лишь отчасти отражает неожиданный зигзаг в судьбе прокремлевского молодежного движения «Наши». Хотя, на первый взгляд, может показаться, что совпадение тут полное.

Действительно, движение (как и подобные ему организации типа «молодогвардейцев», «местных» и т. п.) было создано по указанию властей, чтобы создать дополнительный заслон против «оранжевой революции», казавшейся тогда обитателям кремлевского Олимпа вполне реальной угрозой. Кроме того, для сохранения власти в руках одной группировки на время парламентских и президентских выборов представлялось нелишним иметь под рукой еще один инструмент сдерживания оппозиции на случай, если та прибегнет к уличным действиям.

Теперь все эти опасности позади. «Оранжевая» угроза так и не стала реальностью. Власть надежно удерживается «питерцами». Оппозиция раздроблена, не имеет единых центров и не может организовать ничего, кроме малочисленных акций протеста. Между тем, «Наши» с их шумными и не всегда понятными рядовому обывателю мероприятиями (то дедами морозами нарядятся, то всерьез изображают «связных президента», всякий раз создавая трудности для движения транспорта) уже успели изрядно поднадоесть. Шумят много, а смысл-то в чем? Да и

для кремлевских кукловодов «нашинские» потехи провинциальной молодежи — вещь не дешевая. Поэтому и принимается решение проект «ликующей гопоты» постепенно свернуть.

Жаль только, что наряжавшиеся то дедами морозами, то солдатами-освободителями, участники уличных «перфомансов» так и не узнают о реальном отношении Мастера (или мастеров) к созданному им политическому шедевру!

Впрочем, ничего удивительного в судьбе «Наших» нет. Закрытие их проекта лишь подтверждает не раз повторявшуюся в истории массовой политики тенденцию. Тенденцию, никак не связанную с политической окраской, идеологией, взаимоотношениями подобных движений с другими общественными силами и прочими параметрами их политико-идеологической идентификации.

Как только авторитарная власть входит в зону риска (или ей это кажется), у нее возникает жгучее желание расширить свою базу поддержки.

В момент, когда политика выплескивается на улицу, там же и следует искать симпатизантов, готовых стать бойцами провластной «политической армии».

Достаточно хорошо известно, что истинные вдохновители и покровители «черной сотни» из числа тогдашних «аппаратчиков» и высокопоставленных полицейских чинов выпустили эту политическую силу на сцену в разгар первой русской революции 1905–1907 годов. Когда пятившемуся назад и вынужденному идти на уступки под напором массовых революционных акций самодержавию срочно потребовалась дополнительная подпорка со стороны «истинных патриотов», «хранителей подлинных начал Русской государственности» в противовес попыткам различных «иноидейных» и «иноэтнических» элементов навязать нашему «народу-богоносцу» чуждый ему путь развития. Однако гораздо менее известен тот факт, что как только самодержавие справилось с революционной волной и укрепилось, те, кто стоял за всплеском «народного возмущения» со стороны «истинных патриотов Земли Русской», стали постепенно их активность и сворачивать. К 1914 году, то есть к началу первой мировой войны, когда услуги «черносотенцев» снова оказались востребованными, большая часть их организаций находилась в плачевном состоянии.

Можно найти немало аналогичных примеров и из истории других стран. Однако везде прослеживается общая закономерность.

Уличная активность, будь то оппозиционная, будь то «правильная», проправительственная, противна природе авторитарно-бюрократической системы. Ей нужны миллионы исполнительных безликих чиновников, чеховских беликовых, а не уличные горлопаны.

Ведь толпа всегда непредсказуема, даже когда ею верховодят опытные и циничные комиссары. Нужны официальные, освященные традицией мероприятия с жестким регламентом, а не площадные балаганы и перфомансы. Чтобы, как говорится, без фокусов! Поэтому авторитарно-бюрократическая система прибегает к услугам уличной политики не от хорошей жизни, а когда стоит вопрос о ее выживании. История с «Нашими» весьма типична. Горланы-главари, да и просто ряженые, вызывающие раздражение у благочестивых обывателей, больше не требуются.

Укрепившейся системе нужны «винтики», «оловянные солдатики», твердо знающие свой маневр и место в государственной машине. И без всяких там претензий, чтобы стать новой элитой, «связными президента» и т. п.

Ведь недаром практически одновременно с сообщениями о свертывании «Наших» появилась информация, что в недрах Российской оборонно-технической организации (РОСТО, бывшей ДОСААФ) созрел план создания молодежной организации для пропаганды армейской службы. Ей, по-видимому, отчасти и предстоит вытеснить «Наших», «местных» и прочих. Задача у этой организации, как и положено, будет вполне конкретная — подготовка солдат. Ведь не может же «сильное поколение… состоять только из охранников, торговцев и менеджеров». Так что

в сторону иллюзии о молодых лидерах, отстраняющих от власти «чиновников-пораженцев», пора становиться под ружье, вполне вероятно, под командой тех самых чиновников.

Возвращаясь к утверждению, что поговорка о мавре лишь частично правомерна по отношению к «Нашим», отмечу, что настоящего дела они и не сделали, а так лишь поиграли в «крутых». Ведь угроза «оранжевой революции» существовала на самом деле лишь в воспаленном сознании кремлевских политтехнологов. Что же касается патриотизма, то акции типа той, что была у эстонского посольства, привела не только к закрытию въезда в страны Шенгена для слишком вошедших в роль активистов «Наших», но и в целом способствовала ухудшению имиджа российской элиты в той же Европе. Куда ее патриотические представители предпочитают ездить, проматывая в разных куршевелях и лондонах нажитые непосильным трудом средства.

Ведь в Европе, как многие и в России, с самого начала понимали, что

«Наши» — никакая не народная инициатива снизу, а результат творчества опытных кукловодов. Как в известном шлягере «Марионетки» Макаревича, «вверх и в темноту уходит нить».

Стоит ли потом удивляться, что европарламентарии от Швеции, автомобиль посла которой лихо атаковали «нашисты» у эстонского посольства, были одними из тех, кто не дал российскому политику Михаилу Маргелову стать председателем ПАСЕ. И то, что ранее имевшие на этот счет договоренности были проигнорированы, возможно, результат и флэш-мобов ставших теперь ненужными «Наших».