Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О вреде вранья

18.08.2000, 17:45

Случилось так, что в прошлом году перед думскими и мэрскими выборами Сергей Кириенко рассказывал мне про дефолт. Я-то ведь в дефолтах ничего не понимаю, поэтому обмануть меня трудно. Вот, например, медик, случайно отпиливший другому медику руку циркулярной пилой, может еще объяснить товарищу, что зато теперь у него увеличится количество красных телец в крови и повысится общая сопротивляемость организма. А простому человеку ничего такого не объяснишь: ты же мне руку отрезал, гад! Плевать мне на лейкоциты!
       А Сергей Владиленович рассказывал мне про дефолт именно как медик медику. Говорил, что точно такую же операцию проводил уже в возглавляемой им нефтяной кампании, и вышло очень хорошо. Хотел провести в государстве, и провел бы, если б Дума поддержала. Но в Думе, видите ли, сидели лоббисты, а потому все сорвалось. Я слушал и думал: неужели же премьер-министр не знал, что в Думе лоббисты? Ведь не зеленый же пацан!
       Товарищи Кириенко по партийной борьбе говорили мне, что Сергей Владиленович хотел переложить тяжесть кризиса с плеч простых граждан на плечи банкиров.
       — И что? — спрашивал я, — переложил? Банкиры вон они, как были банкиры, так и есть, а простым гражданам, то есть мне, моей жене и моим друзьям, сократили зарплаты вчетверо и до сих пор не повышают обратно. Спасибо, таким образом, Сергею Владиленовичу за наше счастливое детство. — Так он же не виноват! — сильно возражали товарищи Кириенко по партийной борьбе. Ему не дали провести реструктуризацию долгов. Он хотел как лучше. И тут-то на мой взгляд зарыта главная собака. Что, на ваш взгляд должен сделать человек, отвечавший за какой-то важный участок работы и, по вине злоумышленников работу эту проваливший?
       В Петербурге в Александро-Невской Лавре есть надгробие, изображающее спящего офицера. Фамилии его не помню, но история такова, что офицер этот, охранявший государя, заснул на посту, а когда государь вышел из своих покоев, офицер проснулся и немедленно умер от разрыва сердца, не выдержав позора. И Катон Утический пал на меч. И самураи там всякие японские, проигрывая сражения, делали себе харакири или, по крайней мере, сбривали волосы и уходили в маляры. И даже генерал Пуго после провала ГКЧП — застрелился. Не надо было генералу Пуго стреляться. Посидел бы месячишко в Матросской тишине, вышел бы, стал бы депутатом или губернатором. Но нет. Генерал Пуго застрелился, и мне очень хочется верить, что толкнул его на этот поступок не малодушный страх запуганного совка, а какая-никакая честь офицера.
       Получается так, что достойные люди, готовые ответить жизнью или карьерой за допущенные ошибки, перевелись на Руси, осталась только всякая шелупонь. Ну не принято у нас в случае провала благих начинаний посыпать голову пеплом и уходить в монахи. Кириенко дождался, пока его президент уволит. Министр внутренних дел Рушайло приехал на Пушку, осмотрел место взрыва, но в отставку не ушел с позором. А как же, спрашивается вы целый год проводили операцию «Вихрь-антитеррор»? Выходит, зря проводили? И главком ВМФ, когда окончательно станет ясно, что лодка «Курск» утонула, и все погибли, тоже в отставку не уйдет. Не самурай же он, честное слово, а так — клерк с чемоданчиком.
       Мы в стране постоянных катаклизмов и бедствий не можем ценными работниками разбрасываться по случаю каждой неудачи. Ничего же ведь нет страшного, если чиновник, от которого зависит благосостояние и жизнь людей, обкакался в профессиональном отношении. Отмоется и много еще принесет пользы. Так принято думать.
       Но в том-то и дело что не отмоется. Соратники Кириенко опять же неоднократно указывали мне, что Сергей Владиленович является автором не только дефолта, но и новой единой ставки подоходного налога. Это ж хорошо? Теперь все станут честно платить налоги, не правда ли?
       Нет! Не правда! Я вот, например, зная, что государство может в один день отказаться от своих денежных обязательств, ни за что не стану платить ему налоги, даже если ставка будет равняться одному проценту. Это ведь сегодня она равняется одному проценту, а завтра ее возьмут и разом поднимут процентов до семидесяти. Так неужели же кто-то заставит меня сегодня показать свои доходы, чтобы завтра я расплачивался за доверчивость? Мне ведь не денег жалко. Деньги заберите хоть все. Я просто не люблю, когда меня кидают, а потом еще и уверяют, будто это для моей же пользы.