Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Любимый руководитель

26.07.2001, 17:55

К нам едет Ким Чен Ир. Говорят, любимый руководитель корейского народа едет пока на поезде через неохватные земли Восточной и Западной Сибири, чтобы потом приехать в Россию, поручкаться с любимым руководителем народа русского и домой уже уехать на танке. Ким Чен Ир едет в Россию, чтобы покупать вооружение. Постойте, постойте, а не тот же ли самый Ким Чен Ир вчера еще говорил, что у него в Корее идеи чучхэ даже и те не справились с голодом? Не он ли говорил, что риса корейцам настолько не хватает, что можно даже немножко замириться с Сеулом, чтоб дали кредитов и простили старые долги? И ведь накормили же Ким Чен Иру этому, наконец, голодных, которые ведь в противном случае поголодали бы еще месяцок, вышли бы на улицы с мотыгами и размозжили бы любимому руководителю череп.

Хитры они все-таки с этой их политикой. Выкрутился все-таки любимый руководитель. Пары чашек риса корейскому крестьянину хватило, чтобы опять лет на десять поверить, будто Любимый Руководитель заботится о нем денно и нощно и будто всю ночь в ихнем корейском кремле горит окно.

Особо прекрасно в этом смысле выглядят российские лидеры. И дело даже не в том, что они продают северным корейцам оружие, рискуя таким образом попортить отношения с Западом. Тут всегда наготове аргумент, что, дескать, зато мы предоставляем многомиллиардные заказы бесчисленным своим рабочим военно-промышленного комплекса, то бишь организуем рабочие места и кормим свой народ. Дело похвальное.

Беда только в том, что любимые руководители наши очень уж смахивают на продавщицу вино-водочного отдела сельского какого-нибудь магазина в российской глубинке. По работе, разумеется, тетя Маша должна продать всякому водку за деньги. Но однако ж у тети Маши есть соседка Таня. А муж у Тани пьет горькую и бьет каждый вечер Таню смертным боем. И Таня тогда прибегает прятаться к тете Маше, и тетя Маша ее прячет, называя ее мужа-алкоголика извергом. Еще у Тани есть голодные детишки, которые до поздней осени ходят без сапог и имеют по этому поводу замерзшую под носом соплю.

И вот сосед-алкоголик приходит к тете Маше в сельпо и, протягивая деньги, требует «Топаза» или что там еще пьют в России отцы семейств. Тут тетя Маша встает перед тяжелым нравственным выбором. По закону она должна продать алкоголику «Топаз». По науке даже понятно, что если тетя Маша «Топаза» алкоголику не продаст, то он все равно найдет, чего выпить, а не потратит эти деньги на конфеты или сапоги для детей. Но по совести-то тетя Маша знает, что не надо продавать водку этому ироду.

— Ты бы лучше детей накормил, ирод-залил-бельма! – кричит тетя Маша со свойственной народу чувствительностью к чужой беде.

— Не ори, не ори,— отвечает алкоголик.

— Что не ори! Каждый день тут у меня ошиваешься! Другие вон косят с рассвета! Таньку бы хоть пожалел!

Алкоголик, конечно, Таньку не жалеет, а продолжает пить горькую, пока старший сын не вырастет, не уедет в город работать водителем автобуса или водителем бандита и не заберет к себе безвременную старушку мать и неизвестно от кого беременную младшую сестренку. И в принципе тетя Маша рискует за такое поведение потерять место продавщицы в сельпо, то есть оставить голодными и собственных детей в условиях российского социального обеспечения. Но совесть, видите ли, у тети Маши. Врожденное какое-то чувство, что сначала детей кормить надо, а потом уже все остальное.

Вот так и Владимир Владимирович. Я глубоко уверен, что там, в Северной Корее, президенту нашему хотелось сказать:

— Что ж ты, брат Ким Чен Ир, вооружений просишь! Ты бы детей сначала накормил, а то вон они у тебя как с голоду пухнут.

Тут бы, конечно, Ким Чен Ир мог возразить, что и у самого Владимира Владимировича дети, хоть и не так сильно, но тоже по всей стране голодают и сидят без света. Так что во избежание всех этих разговоров наш президент просто пообнимался с президентом корейским и пообещал ему продать танков на деньги, отнятые у корейских детей.

Политика. Ведь ежели сначала детей кормить, то дойти можно до совершенно невероятного. Этак ведь можно посчитать, что стоит президенту продать свой автомобильный кортеж, так всем детям страны хватит хлеба дней на десять. А можно еще в президентских загородных резиденциях открыть пионерские лагеря. Пусть детишки играют в футбол на самом большом крытом теннисном корте в Европе и пусть царапают «К+М=Л» на любовно нанесенной на стены Пал Палычем Бородиным позолоте, раз уж все равно позолота эта нанесена за деньги налогоплательщика. Страшно подумать.

Поэтому все по телевизору важно надувают щеки и говорят – политика. А политика, я знаю, что это такое. Это значит детей не кормить, а на вырученные от этого деньги покупать танки. Чисто покататься.