Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Песня тошноты

16.10.2003, 20:28

Не стоит, совершенно не стоит нервничать по тому поводу, что президент Азербайджана передал власть сыну так, будто он не президент, а царь. Ну, подумаешь престолонаследие. Престолонаследие, конечно. Однако же разве вы видели что-нибудь, кроме престолонаследия, на территории бывшего Советского Союза?

Гейдар Алиев, по крайней мере, передал власть сыну. В этом есть логика, смысл, традиция, наконец. И странно слышать, когда в России по этому поводу звучат возмущенные либо же ироничные голоса.

Господа, а разве в России власть не была передана точно так же, как она передана в Азербайджане? Ну нету у Бориса Ельцина сына, что поделаешь? Думается, первый президент России настолько далек от идей феминизма, что ему даже и в голову не пришло передать державу дочери. А забавно было бы, согласитесь. Еще забавнее было бы, если бы первый президент России за неимением сына передал бы власть зятю. В этом случае Валентин Юмашев был бы всенародно любим вместо Владимира Путина, а больше ничего бы не изменилось. Ничего бы не изменилось. И была бы война в Чечне, террористические акты, Ахмад Кадыров. Экономический рост, «Идущие вместе», назначение губернаторов, лодка бы утонула. Может быть, другим был бы наиболее модный в стране вид спорта. Что там у нас любит Юмашев, теннис? Ну был бы теннис вместо горных лыж.

На самом деле президент России точно так же, как президент Азербайджана, просто взял и назначил себе преемника. И разница в том, что в Азербайджанском назначении преемника есть хоть видимость трогательного какого-то традиционализма, а в России прагматизм один и бесконечная эта политическая игра, от которой меня тошнит. Сижу вот, пишу про передачу власти, а меня тошнит, как будто я беременный.

В России и в Азербайджане равно назначенные президентом преемники были потом избраны народом. Потому что народу ведь кого назначат, того он и выберет, и назначили бы Юмашева, выбрал бы Юмашева.

Народ ведь он какой? Это ведь народ в тридцатые годы поддерживал и одобрял на собраниях партийные чистки, лагеря и десять лет без права переписки. А потом в девяностые все то же самое гневно не одобрял, размахивая флагом. Это ведь народ в пятидесятые годы поддерживал борьбу с безродными космополитами, разве не поддерживал? Это народ приветствовал ввод советских войск в Прагу так, словно танки не в Прагу поехали, а в космос полетели, как Гагарин. Это народ допустил развал Советского Союза, а не олигархи. Это народ избирал Ельцина два раза, чтобы каждый раз после избрания начать Ельцина ненавидеть на весь его президентский срок. Это народ, ненавидевший Ельцина, избрал назначенного им преемника и стал любить. И это народ станет его ненавидеть, как только упадут цены на нефть, но изберет снова.

Теоретически народ должен подчиняться власти тогда, когда речь идет об исполнении законов, и не должен подчиняться тогда, когда начинаются выборы. Практически же все происходит ровно наоборот: законам народ старается не подчиняться, а на выборах подчиняется как овца. И я вот думаю – этот народ дурак или гнида? И с каждым годом все чаще думаю, что дурак и гнида одновременно.

И в этих моих рассуждениях остается один только нерешенный вопрос: при чем тут я? Если народ дурак и гнида, а всенародно избранные президенты тираны, почему тошнить-то от этого всего должно меня, а не народ и не президентов? Я ведь в этой их свистопляске не участвую, почему же меня тошнит, а не их?

И вот тут, дорогие читатели, я усматриваю социальную роль интеллигенции. Интеллигенция – это такие люди, которых тошнит в любом случае. На долю народа могут выпадать по очереди набитое брюхо или библейские страдания. На долю властителей могут выпадать по очереди роскошь золотых чертогов или горький хлеб изгнания (с маслом). А интеллигенцию всегда тошнит, что бы ни происходило со страной. Потому что интеллигенцию вообще тошнит от народа и от царей. Потому что она, наверное, беременная.

Автор – специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ»