Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кто знает президента

14.03.2008, 17:00

Все-таки неправы те, кто утверждает, что в России никакой демократии нет. В смысле – была, а теперь нету. И что власть стремительно удаляется от народа. Я лично с каждым новым президентом России делаю шаг вперед. Навстречу власти. Медведев – это моя третья попытка.

Возьмем демократическое прошлое. Когда в стране случился президент Ельцин, среди моих знакомых не оказалось никого, кому повезло лично знать Бориса Николаевича. Ни одного человека, который мог бы охарактеризовать, пояснить, рассказать, нашептать. Тогда, кстати, пояснений и не требовалось – доверие было полным и безграничным.

Многие познакомились с властью позже, когда все уже стало понятно. В ту младенческую пору ее, власть, можно было потрогать, подержать за хвост, похлопать по плечу. Люди прагматичные воспользовались случаем, покачали колыбельку, и это явно пошло им на пользу. Остальные случай упустили, за что теперь и расплачиваются стабильной зарплатой наемников, состоящих на службе у бенефициаров и прочих мажоритариев. А сами виноваты! Не заметили едва ли не единственного в новейшей истории страны момента, когда власть впервые позволила потрогать себя руками.

Это продолжалось недолго, зато запомнилось на всю жизнь. В течение тех нескольких лет, а может, нескольких месяцев, власть имела прямое отношение к народу. Пока живой человек на танке не превратился в абстрактного дядьку на портрете. Такого же равноудаленного от рядовых граждан, как члены политбюро КПСС на железных щитах в сквериках моего детства. Можно отдать салют, можно проковырять пальчиком дырку на портрете, но ближе все равно не подойдешь.

Зато когда случился Путин, все опять вдруг изменилось. У меня лично обнаружилось уже как минимум двое знакомых, которые Владимира Владимировича видели, слышали, и даже жали руки. Не то чтобы я на это надеялась или строила какие-то планы — в случае чего, мало ли, чем черт не шутит, это ж смотря как повернется … Наоборот, было в этом нечто символическое и даже историческое – вот ты с президентом своей страны через одно рукопожатие, а через пару рукопожатий – с любым вершителем мировых судеб: от Буша до английской королевы. Думала ли я, простая девочка… Все-таки жива страна, неоглядная моя Россия, жива страна, где встречала с мамой я рассвет… Ну и так далее, как поет Маша Распутина.

Однако скоро выяснилось, что ничего из этого не следует. Владимир Владимирович Путин есть. Но не про нашу честь. Президент опять превратился в абстракцию, в портреты на фоне, в лицо на стене в кабинете мелкого начальника ЖКХ, который отключил воду и обещает отключить газ. И то, что у тебя в загашнике есть пара человек, которые в Кремле жмут руки Путину, ничего не меняет. Конечно, теоретически они могли бы, но… Но во-первых, не могли бы, во-вторых, даже если бы и сказали, и что? А ничего. Ничего не может ВВП против ЖКХ.

Решать проблемы каждого человека с президентской высоты хлопотно и неэкономично, хотя и эффективно. Как показывает опыт, только вмешательство Главного, которого разве что «Коммерсантъ» не боится, дает эффект. Но даже четырнадцати лет (увеличенного до семи и помноженного на два) президентского срока не хватит, чтобы принять больше 140 миллионов россиян, ходоков, ломающих шапки и заламывающих руки перед троном (вычитаем 1,5 миллиона чиновников, они сами вопросы порешают). Один пришел за пенсией, другой за лекарством, за костылем, за горячей водой, за помилованием, за милостыней, за мостом через пролив, за должностью, за миллиардом. А если потом бумажка с резолюцией потеряется? Тогда все – хоть кричи! И потрясай кулаками перед плотной мышечной массой хама и мздоимца, шепча себе под нос в бессильной ярости - вот если бы я была внучкой Ельцина, дочкой Путина, сестрой Медведева, хоть бы и троюродной, то ужо тебе!

Слепому ясно, что вопросы нужно решать системно. И они как раз так и решаются, если вы член корпорации. Чтобы власть встала на защиту ваших интересов, следует с ней породниться, в ней родиться, на ней жениться, или на худой конец, качать ее в колыбели, щекотать ее младенческое пузико тугими пачками нефтедолларов.

Тем 140,5 миллионам, кто не в родстве, остается надеяться.

У меня, например, опять ренессанс. Среди моих знакомых обнаружились как минимум пять человек, которые знают президента Медведева. И не только руку пожимали, но даже чему-то учились вместе. Ты знаешь, небо становится ближе с каждым днем, как поет Гребенщиков.

Это тенденция. Чем младше президент, тем больше у меня с ним общих знакомых. Или знакомых знакомых.

Да я, можно сказать, его практически знаю. Что я могла знать про человека, который был секретарем Свердловского обкома КПСС? Я таких людей близко не видела. А у Медведева отец профессор. Как пишут в Интернете – он первый глава государства после Ленина, который не из рабочей семьи. Ленина, конечно, зря приплели, но научная степень меня убеждает. Мне понятно, кто такой сын профессора.

Или вот еще пишут – жил на окраине Санкт-Петербурга, в районе Купчино. Купчино! Так у меня ж там родственники живут! Означает ли это, что президент Медведев также как и я помнит, как долго приходится ждать трамвая, чтобы доехать из этого Купчино до Московского вокзала? Означает ли это, что Дмитрий Анатольевич понимает чаяния простых россиян?

Значит ли это, что наступила моя власть?

Не факт. Потому что в моей стране человек может быть сто раз знаком с английской королевой, но ничего не может сделать против диспетчера ЖЭКа, которому наплевать, кто тут у вас президент. В общем, пока ты лично здесь не президент, то никак невозможно решить свои личные проблемы.

И все-таки надежда есть. Мои знакомые и знакомые знакомых, кто лично знаком с президентом, порядочные люди. А что, вдруг что-нибудь получится?