Послание президентов

26.03.2010, 09:30

Оборотная сторона несменяемости и бесконтрольности власти – молчаливый саботаж поручений первых лиц

Давно замечено: нет более точных и беспощадных разоблачителей неэффективных политических режимов, чем их неумные и неуемные апологеты. Прокремлевское молодежное движение «Наши» порадовало меня замечательным пресс-релизом, который может служить учебным пособием по путинизму. Прямо как в замечательной телепередаче канала «Дискавери» под названием «Как это работает». «Наши» сообщают о своей борьбе (совершенно справедливой, на мой взгляд) за то, чтобы житель города Новоалтайск Алтайского края, 90-летний ветеран Великой Отечественной войны, инвалид второй группы Леонид Михайлович Жидков, который «все еще вынужден ютиться в лачуге без удобств» и объявил голодовку, получил новую квартиру к 65-летию Победы. Именно это обещал всем нуждающимся в улучшении жилищных условий ветеранам войны президент России. «Наши» уговорили старика прекратить голодовку, и 10 комиссаров движения начали пикетирование мэрии города, требуя от мэра Владимира Иванова, поставившего подпись под отказом жилищной комиссии предоставить ветерану жилье, назвать точную дату, когда дед получит ключи от положенной ему квартиры. А дальше «Наши», чьи пресс-релизы, видимо, не подвергаются достаточной внутренней цензуре, что называется, одним штрихом подписывают «приговор режиму». Они сообщают, что

отказ выделить старику квартиру городские чиновники мотивировали фразой: «Путин прокукарекает, а мы тут расхлебываем». Правда, предусмотрительно не указали автора этой фразы.

К слову, пресс-релиз был разослан в тот день, когда Владимир Путин требовал от своего вице-премьера Дмитрия Козака уволить чиновников, которые провалили работу по принятию нормативов для снижения цен в строительстве. То есть отнеслись к поручению премьера ровно так же, как в Новоалтайске к постоянным громогласным заявлениям президента о полном решении жилищного вопроса нуждающихся ветеранов Великой Отечественной через 65(!) лет после ее победоносного завершения.

Незадолго до двух этих эпизодов, нагляднее некуда характеризующих качество управления страной и реальные отношения чиновников внутри вертикали, проходило забавное совещание с губернаторами и некоторыми федеральными министрами по исполнению президентских поручений. Заседание в модном нынче режиме видеоконференции вел сам Дмитрий Медведев. Там, конечно, сильнее всех «зажег» начальник Контрольного управления президента Константин Чуйченко. Он предложил издать отдельное поручение президента в адрес правительства о принятии исчерпывающих мер, направленных на безусловное исполнение поручений президента. Аккурат в духе названия пьесы замечательного швейцарского писателя и драматурга Фридриха Дюрренматта «О наблюдении за наблюдающим за наблюдателями». При этом г-н Чуйченко захотел установить срок доклада по исполнению данного поручения до 30 апреля 2010 года. Дмитрий Медведев отреагировал на такую идею вполне естественно: «Это несерьезно. Я такое подписывать не буду. А кто не исполняет, на улицу пусть идет». Действительно несерьезно:

президент в президентской республике при полном отсутствии представителей оппозиции в правительстве, назначаемых губернаторах и полностью контролируемых властью региональных парламентах не может добиться исполнения своих поручений.

Беда в том, что не исполнять при такой системе власти будут постоянно, сколько ни выгоняй «неисполнительных» на улицу. От чиновников у нас просто не требуется успешно заниматься конкретными проблемами людей. Им главное во время личного общения проявлять абсолютную лояльность любому вышестоящему начальству (за глаза можно и ругать), демонстрировать «потемкинские деревни» в ходе редких визитов первых лиц (страна большая, многие регионы не видят приезда царствующей особы десятилетиями) и обеспечивать нужный Кремлю итог на оставшихся выборах. За реальные результаты работы вышестоящая власть ни с кого не спрашивает, потому что и с нее никто не спрашивает. Народ такой возможности лишен.

Добившись полной безответственности перед обществом, независимости от его настроений, интересов и нужд, руководство страны естественным образом получило такую же безответственность своих подчиненных.

Чиновники на всех уровнях прекрасно видят, как они должны себя вести, чтобы максимально долго усидеть на своем месте и спокойно конвертировать полномочия в богатство.

Причем эта неисполнительность внутри вроде бы до неприличия упорядоченной и отстроенной власти вовсе не черта только сегодняшней России. И в Российской империи (чему можно найти массу документальных свидетельств), и в Советском Союзе местное начальство хронически не исполняло большинство поручений первых лиц. Или делало вид, что исполняет. В солженицынском «Архипелаге ГУЛАГ» не менее, чем описания зверских условий жизни в сталинской империи лагерей, поражает воображение экономическая туфта этих предприятий. Начальство откровенно лгало вышестоящим инстанциям вплоть до нашего главного «эффективного менеджера» о реальных хозяйственных результатах работы лагерей. И никакие репрессии не в силах были отменить эту профанацию. По некоторым оценкам, в брежневские времена на местах не исполнялось до 80% постановлений ЦК КПСС.

Впрочем даже можно не подсчитывать проценты — достаточно вспомнить, что обещала советская власть, и что получалось на выходе. Коммунизм к 1980 году, продовольственная программа, отдельная квартира каждой советской семье к 2000 году… Сейчас ничем не отличаются от этих «конкретных обещаний» план Путина с инновационным рывком к 2020 году или отраслевые программы министерств с таким протяженным горизонтом планирования, который надежно гарантирует забвение и самих программ, и их авторов.Так что,

если наши тандемократы всерьез хотят править еще два шестилетних президентских срока, начиная с 2012 года меняясь местами, но ничего не меняя в сути политического режима, они должны быть готовы к тому, что подчиненные будут посылать их еще откровеннее и дальше.

И никакие репрессии в министерствах, ведомствах, мэриях, райсоветах не помогут. В таких режимах уголовное дело, конечно, при случае найдется на каждого чиновника, но за отсутствие дел здесь явно не увольняют.