Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кризис истории

05.06.2009, 10:06

Если государство начинает вести яростную борьбу за историю, у него явно плохи дела с современностью

В России санкционированная властью идеологическая битва за «правильную» историю Второй мировой войны моментально обнаружила кризис этических основ, на которых покоится наша сегодняшняя государственность. Причем этот кризис, каждый по-своему, четко обозначили два человека из совершенно разных миров — предстоятель Русской православной церкви и рядовой военный историк.

«У каждого есть право на свое собственное толкование истории, и ученые объясняют ее по-своему. У Церкви есть право духовно прозревать исторические пути народа», — сказал патриарх Московский и всея Руси Кирилл в проповеди после литургии в московском Сретенском монастыре.

Он полагает, что если мы не потеряем взгляд на историю, основанный на понимании того, что есть наказание Божие, «многое нам будет ясно из прошлого и от многого нас может уберечь взгляд из будущего». Таким наказанием безбожной власти, по мнению патриарха Кирилла, была Великая Отечественная война для сталинского СССР. «Некоторые недоумевают и говорят: ну почему же такой страшной и кровопролитной была последняя война, почему так много народу погибло!» — риторически вопросил патриарх. И объяснил почему:

Великая Отечественная война была наказанием «за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над церковью».

Едва ли такая точка зрения придется по душе официальной светской власти, у которой Сталин проходит по разряду «эффективных менеджеров», а его советская империя на крови чуть ли не образец сильного независимого государства, царства победившей суверенной демократии, к которому надо стремиться. В этих очень важных, хотя и продиктованных «ведомственным», внутрицерковным взглядом на историю словах патриарха запросто можно усмотреть умаление роли советского народа в победе над гитлеризмом, за которое мы хотим теперь наказывать по закону иностранных политиков с легкой руки чрезвычайного министра Шойгу: мол, победа была всего лишь искуплением грехов. Да и за грехи «суверенной демократии», по этой логике, нас еще ждет неизбежное наказание, хотя с православной церковью нынешняя светская власть если не дружит искренне, то уж точно водит политические хороводы.

Другую сторону эрозии основ российского государства блестяще выразил начальник научно-исследовательского отдела военной истории Северо-Западного региона РФ Института военной истории Министерства обороны, кандидат исторических наук полковник Сергей Ковалев, в статье «Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом Второй мировой войны». Статью эту поместил сайт Министерства обороны РФ, ведомства, которое очень любит бороться за военную историю России, якобы состоящую из сплошных побед (врио начальника управления пресс-службы и информации МО РФ Александр Дробышевский, правда, уже заметил, что точка зрения Ковалева не является официальной позицией министерства). Полковник прямо занялся обелением Адольфа Гитлера (разумеется, в компании с Иосифом Сталиным, что вполне естественно — по части политических повадок они, несомненно, два сапога пара).

«Все, кто непредвзято изучал историю Второй мировой войны, знают, что она началась из-за отказа Польши удовлетворить германские претензии», — пишет военный историк из страны, которая только что объявила о начале пересчета своих потерь в самой страшной и кровопролитной войне за всю историю человечества.

Пока эти потери оцениваются в 27–30 миллионов человек — население европейского государства средних размеров. «Однако менее известно, чего же именно добивался от Варшавы А. Гитлер. Между тем требования Германии были весьма умеренными: включить вольный город Данциг в состав Третьего рейха, разрешить постройку экстерриториальных шоссейной и железной дорог, которые связали бы Восточную Пруссию с основной частью Германии», — пишет историк Ковалев. По его словам, эти требования «трудно назвать необоснованными», так как «подавляющее большинство жителей отторгнутого от Германии согласно Версальскому мирному договору Данцига составляли немцы, искренне желавшие воссоединения с исторической родиной».

Если Россия когда-нибудь перестанет подгонять прошлое под выгодные власти идеологические концепции (причем без оговорок, что так поступают другие страны, — не надо копировать уродства), это будет величайшим прорывом нашей страны к полноценной государственности без имперских комплексов. У нас никого даже не удивляет, что президент создает комиссию по борьбе с фальсификациями истории в ущерб интересам России. Первое, что бросается в глаза в этом названии, что фальсифицировать историю в пользу России (а точнее, конкретного действующего политического режима) теперь можно и нужно. Но есть ведь куда более важное основание, по которому ни такая комиссия, ни такое состояние исторической науки, как у нас, не имеют права на существование:

история вообще не должна отвечать интересам государства. Как и физика, филология, генетика. Есть факты, есть их различные трактовки, есть, страшно сказать, разные подходы к изучению истории и к даже ее предмету (например, необязательно изучать историю вождей или держав, не менее интересна и поучительна история народных обычаев, соли, спичек, кораблестроения) – только и всего.

Назовите прямо историю мифологией и тогда уж смело издавайте «Краткий курс политической мифологии России, составленной в интересах государства».

Патриарх Кирилл и полковник Ковалев невольно рассказали нам очень важные вещи о нас нынешних. Конечно, нашим властям, только что способствовавшим силовому разделу Грузии, которым симпатичны вожди Ирана и Венесуэлы, вполне могут показаться обоснованными требования Гитлера к Польше. Тем более что Российская империя и в разделе Польши успела поучаствовать три раза, а нынешние российско-польские отношения не слишком хороши. Конечно, Великая Отечественная может считаться наказанием, но почему тогда не являлся таким наказанием сам сталинский режим? И почему победа в той войне не стала победой над сталинизмом? Почему, наконец, оба этих наказания — сталинизм и война — унесли миллионы совершенно невинных жизней? Вообще,

если история — это цепь наказаний людей за их грехи, значит, мы просто обречены жить в перманентных войнах или эпидемиях? И готовы ли мы, власть и общество, хотя бы допускать вероятность наказания за наши сегодняшние поступки, не говоря уже о деятельном раскаянии?

Сегодняшняя официальная Россия и поддерживающая ее в этом не умеющая или не желающая думать часть населения считают: мы только и делали во все века, что осчастливливали человечество. И что сейчас Россия является средоточием мира, добра, особой духовности. Мы категорически не хотим признавать свои грехи и преступления, тем самым не просто фальсифицируя собственную историю, но и лишая себя шансов на адекватное восприятие современной России. Мы опять переживаем кризис истории как кризис сегодняшней самоидентификации. Вот и кажется, что строчка из советской песни «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» была посвящена нашим сегодняшним борцам за «единственно правильную историю», подчиненную «единственно верному курсу», которым ведет нас «единственно возможная власть».