Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Уволит ли Кремль Лужкова?

26.10.2009, 09:35

Федеральная власть хочет, но не может поменять московского мэра

Хотя о политических перспективах московского мэра часто говорили в контексте выборов в Мосгордуму (притом, что наличие прямой связи сомнительно), для спецоперации по смене Лужкова Кремлю безразличен расклад сил между лоялистскими фракциями в Мосгордуме: вопрос внутриаппаратной устойчивости самого московского мэра много важнее состава МГД. Кремль мог бы быть недоволен Лужковым по итогам голосования в единственном случае: если бы на выборах в МГД, де-факто ставших последней «генеральной репетицией» политического цикла 2011–2012 годов, «Единая Россия» вдруг оглушительно проиграла бы. Но мы знаем, чем кончилась эта история: впервые ЕР на выборах федерального значения получила более 90% мест. Судя по одобрительной реакции Путина и Медведева, итогами выборов они довольны, а на субботней встрече с обиженными лидерами думских фракций Медведев недвусмысленно посоветовал последним успокоиться.

Прежде всего, хочет ли Кремль уволить Лужкова? Конечно, да. Во-первых, Москва с ее триллионным бюджетом и другими важными ресурсами – лакомый кусок для путинского клана. Во-вторых, Лужков – единственный не принадлежащий к этому клану политик с федеральным рейтингом, сопоставимым с рейтингом Путина и Медведева,

и к тому же обладающий собственным административным ресурсом, чего нельзя сказать о тех же Зюганове или Жириновском. Если в будущем власть путинского клана ослабнет, от относительно сильного Лужкова можно ждать сюрпризов. Тем более что в 1999-м мы это уже видели – Лужков, яростно поддерживавший Ельцина в 1996 году, стал одним из лидеров антиельцинской фронды.

Почему бы такому сценарию не повториться в будущем? Маловероятно, но тем не менее для Путина и Медведева Лужков выглядит потенциальным конкурентом, сильным и не вполне подконтрольным. Путинская группировка, как известно, сюрпризов не любит и в любых ситуациях предпочитает застраховаться от малейших рисков их возникновения. Особенно перед наступлением нового политического цикла, где власти светит вероятное падение популярности. Как показали оценки масштабов вероятных фальсификаций на выборах в МГД, реальный результат «Единой России» в Москве уже получился существенно ниже 50%, т.е. наихудшим за все последние годы (см., например, «Низшая математика») и хуже, чем ЕР получила в Москве на выборах в Госдуму. Ну и, в-третьих,

сейчас уволить Лужкова более реально, чем когда бы то ни было раньше. Московского мэра ослабили не только преклонный возраст, но и фактический развал близкой к нему бизнес-группировки, болезненная ссора с Чигиринским, удары, нанесенные бизнесменам из его клана финансовым кризисом, потеря контроля над важными активами (например, МНПЗ).

Выборы 2007-2008 годов остались позади, новые – нескоро, что снижает риски смены власти в Москве. Казалось бы, идеальная ситуация. Однако Кремль явно не спешит увольнять Лужкова. Почему?

Обычная политологическая теория состоит в том, что внутри путинской группировки идет борьба за то, кто заменит Лужкова. Однако это поверхностное объяснение. В реальности проблема глубже – установить контроль над Москвой не так просто, Лужков имеет здесь чрезвычайно глубокие корни. Речь и о десятках тысяч сотрудников административных органов столицы, и о многочисленных представителях аффилированного бизнеса, и о сложной системе взаимосвязей внутри всего этого хозяйства, опирающегося вовсе не на писаные процедуры и правила, а на многолетние неформальные связи, нарабатывавшиеся еще с 1990 года, когда Лужков де-факто возглавил город (став главой горисполкома). Эта система лояльна, прежде всего, лужковскому клану. Новому начальнику, присланному из центра, будет чрезвычайно трудно разобраться в этом запутанном сплетении чужих интересов, его с большой степенью вероятности ждут саботаж и конфликты. При этом очевидно, что скамейка запасных у Путина-Медведева в этом плане слаба: никто из возможных кандидатов (будь то часто называемый Собянин или кто-то еще) не обладает достаточными административными способностями для того, чтобы контролировать столь крупный город в подобной недружественной ситуации.

В Кремле понимают это – поэтому ничего и не делают.

Пока что путинский клан не может похвастаться успешным опытом смены губернаторов крупных регионов на своих выходцев – не хватает сил, кадров, квалификации.

Опыт в Самаре и Иркутске не особенно удачен. О неуверенности в своих силах свидетельствует и нерешительность действий в отношении засидевшихся на своих постах региональных начальников ельцинского призыва – будь то затянувшаяся история с отставкой свердловского губернатора Росселя, длительная пауза с назначением нового главы ГУВД Москвы или стремительный откат назад после июньского наезда на главу Башкирии Рахимова. В регионах Кремль вовсе не так уверен в своих силах.

В Москве есть дополнительные основания для неуверенности: представьте себе, что привычного и весьма популярного в городе мэра заменят каким-то варягом без рейтинга, который наверняка будет спотыкаться и испытывать трудности в управлении Москвой, застарелые проблемы города тут же выплывут наверх и будут ассоциироваться в общественном мнении с уходом Лужкова. Как это скажется на популярности федеральной власти среди москвичей? Едва ли позитивно: «Путин уволил любимого мэра и все развалил».

Хотя ползучее наступление на Лужкова и идет, проявляясь то в виде захвата МНПЗ и закрытия Черкизовского рынка, то в виде арестов и уголовных дел против чиновников комитета рекламы, департамента жилищной политики московской мэрии и Мосводоканала, тем не менее о том, чтобы сделать решающий шаг, пока речи нет.

Скорее всего, в этой ситуации Лужков в ходе выборов в МГД решил пойти ва-банк, безапелляционно показав всем, кто в Москве по-прежнему хозяин. Он, по сути, предложил руководству страны сделку: пока я в своем кресле, я и только я могу обеспечить вам в этом городе любой политический результат. Вся хорошо отлаженная лужковская машина административного насилия над выборами была задействована на полную мощность, преследуя одну цель – добиться максимального результата «Единой России» и устранить любые случайности.

Грубо? Да. Однако Путину и Медведеву, как мы видим, понравилось. Они вовсе не собираются расставаться с властью, а в 2011–2012 годах никто из их ставленников гарантированно обеспечить такой результат на выборах в Москве не сможет. И это для них важнейший вопрос – много важнее модернизации страны и установления контроля над московскими ресурсами. Отсюда и резко одобрительная реакция первых лиц страны на итоги голосования. Лужков прошел главный административный тест.

Хотя даже многие лояльно настроенные к власти люди начали ворчать по поводу откровенного издевательства над избирательным процессом, в который превратились выборы в МГД, Путин и Медведев послали им всем четкий сигнал: долой сопли и прекратить истерику, все было «не стерильно, но честно».

В этой истории мы увидели настоящее лицо Медведева. На этих безобидных, в общем-то, выборах у него был шанс показать, что его слова про «модернизацию» и «вперед» чего-то стоят, – потребовать больше плюрализма, не допускать беспардонного среднеазиатского избирательного беспредела и невиданных фальсификаций. Но он выбрал другую повестку дня – сохранение власти любой ценой. Даже такой. Сделал ставку на настоящее «медведевское большинство» — нарисованные на бумаге фальшивые голоса несуществующих избирателей. А для того, чтобы руководить таким «медведевским большинством», без Лужкова в Москве не обойтись.