Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Оттепель снизу

30.06.2008, 10:41

Протестные настроения возникнут не из-за финансового краха, а из-за несоответствия реальной ситуации разогретым пропагандой ожиданиям

«Либерализация сверху» продолжает оставаться одной из самых модных тем в России. Однако мало кто задается вопросом: а возможен ли в нашей стране иной вариант развития событий, предполагающий «либерализацию снизу», подталкиваемую не особенно ожидаемой сегодня, но вполне возможной политической активизацией части российского общества и появлением альтернативных политических игроков?

По крайней мере, сегодня для такого сценария открываются новые возможности. Ситуация в стране в какой-то степени находится на изломе. Пик популярности власти, похоже, пройден. Потенциал прежних пропагандистских идей – консолидации общества, борьбы с внутренними и внешними врагами – исчерпан, людям это становится неинтересно. Сейчас главным пропагандистским лозунгом вроде бы назначена модернизация («построение инновационной экономики», «превращение России в мировой финансовый центр» и т. д.), но у этого лозунга есть две большие проблемы – нерелевантность к текущим трудностям и очень короткий отрезок времени для использования.

Неспособность осуществить хоть какое-то подобие модернизации в рамках действующей политической системы выявится весьма скоро, и не соответствующая реалиям модернизационная риторика станет (и уже становится) объектом для насмешек так же, как в свое время хрущевское «построение коммунизма к 1980 году».

Исчерпание политической повестки дня, навязывавшейся властью обществу в последние годы, происходит на фоне усугубляющихся экономических трудностей. Инфляция по итогам июня, судя по всему, составит 8,7%, при этом стоимость минимального набора продуктов питания только за 5 месяцев этого года выросла на 19,6%, а по итогам года может вырасти на 45-50%. Проблема роста цен уже вызывает активный ропот не только среди беднейших слоев населения, но и среди достаточно обеспеченных людей, доходы и сбережения которых обесцениваются. С учетом политического стиля властей – толерантности к монополиям, а также к расходным и протекционистским аппетитам лоббистов – ситуацию в ближайшее время вряд ли удастся кардинально переломить.

Масштабные потрясения сродни дефолту 1998 года России не грозят, механизм кризиса может быть совершенно иным. Если в ближайшее время некий кризис и произойдет, то это будет не финансовый обвал – это будет кризис ожиданий. Люди успели привыкнуть к улучшению своего материального положения, позабыли о тяжелых временах, им с утра до вечера рассказывают по телевидению о том, насколько в стране все отлично. И тут – внезапный всплеск инфляции, необходимость сокращения потребления непродовольственных товаров ради того, чтобы купить еду. Плюс к этому – фактическая недоступность заоблачно дорогого жилья, угроза кризиса ликвидности в банковской системе, кризиса просроченных кредитов – все эти призраки витают над российской экономикой, подрывая основы для доверия граждан к официальной успокоительной пропаганде.

Пресловутая аполитичность россиян в такой ситуации может быстро уйти в прошлое, а ощутимые протестные настроения – возникнуть вовсе не из-за спада экономики или финансового краха, а из-за несоответствия реальной экономической ситуации – несмертельной, но далеко не безоблачной – ожиданиям, чрезмерно разогретым пропагандой.

Нарастание такого рода напряженности вполне может привести к реальным переменам в стране.

Дополнительный фактор напряжения – ослабление правящего режима, порождаемое двоевластием. Меньше двух месяцев прошло после инаугурации Медведева, а эта проблема встает в полный рост – представители истеблишмента не понимают механизма принятия решений в новой системе власти. В этом плане высказанное вслух предостережение Суркова против попыток «вбить клин» между президентом Медведевым и премьером Путиным – грубая ошибка, фактически обнажившая реально существующую проблему и нарастающую слабость двуглавой властной системы. Сурков думал привычно напугать своих политических противников, а на самом деле воодушевил их.

Часть политического истеблишмента уже открыто формулирует «запрос на оттепель», не дожидаясь сигналов сверху – то Минтимер Шаймиев заговорит о возврате к выборности губернаторов, то Павел Крашенинников внесет поправки в УК, дающие возможность Михаилу Ходорковскому выйти на свободу в 2009 году.

Перспектива раскола внутри правящего класса по вопросу о либерализации политического режима становится реальной.

При удачном стечении обстоятельств в России вполне может состояться «бархатный» сценарий, не предполагающий массовых беспорядков, но, тем не менее, связанный с усиливающимся давлением наиболее активной части общества на власть с целью «подтолкнуть» ее к переменам. Наигрались в «спасение отечества» — и хватит, пора возвращаться на нормальный европейский путь развития.

К тому же появляется надежда на то, что в России в ближайшее время все же сможет возникнуть заметная демократическая проевропейская оппозиция, хотя бы в какой-то степени навязывающая власти свою игру. Нет причин сомневаться, что в России она должна рано или поздно появиться, учитывая недавние впечатляющие победы политических сил подобного типа в Польше в октябре 2007 года или в Сербии в мае нынешнего. В России такая сила пусть и не сможет рассчитывать на поддержку половины населения, однако вполне в состоянии стать внешним инициатором позитивных изменений, подталкивая к ним власти. Спрос на такую силу есть –

в отличие от националистов, бюрократов и коммунистов, именно у демократов наиболее велик разрыв между людьми, разделяющими их ценности, и людьми, которые за них голосуют, т. е. самый большой невыбранный потенциал общественной поддержки.

Сейчас ситуация с формированием работоспособной коалиции демократов выглядит лучше, чем полгода назад. В проигравших на выборах партиях многие осознали, что, во-первых, обновление и единство жизненно необходимы, а во-вторых, что от создания тактических альянсов «под конкретные выборы» и бесплодной дискуссии о формировании новой единой партии через ликвидацию старых нужно переходить к более гибкому механизму, созданному по модели запрещенных ныне избирательных блоков, – для поддержания постоянного диалога, укрепления доверия, координации тактических шагов, выработки единой программы действий на будущее.

Меняются лидеры – на прошедшем съезде «Яблока» ушел с лидерской позиции Григорий Явлинский, после 1 июля явно потеряет влияние на СПС покидающий РАО ЕЭС Анатолий Чубайс. В среде демократов появляются не только новые лица, но и видимый драйв к постоянной совместной работе. Строительство коалиции, решение о создании которой было принято на конференции демократов в Петербурге 5 апреля этого года, развивается вполне успешно – идут интенсивные консультации о плане совместных действий, подготовка серии региональных конференций, где будут учреждены территориальные отделения будущего единого демократического движения. Разработана политическая программа коалиции (она будет опубликована в ближайшие недели), в объединение выражают желание вступить все новые политики – например, в субботу в оргкомитет коалиции был принят Андрей Илларионов.

Некоторые известные демократы по-прежнему занимают выжидательную позицию, но никакого антагонизма с ними нет, и в будущем объединение усилий в борьбе за перемены в стране неизбежно.

Российские демократы, похоже, учатся извлекать уроки из прошлого. Если они станут сильнее на фоне пусть медленно, но верно слабеющей власти, добиться перемен в стране – вполне реально. В конце концов, чем мы хуже Польши или Сербии?