Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Турция мстит за Россию

22.09.2011, 09:02

Турция начала сводить счеты с Евросоюзом, не желающим принимать эту страну в свой круг

России не привыкать стучаться в европейские двери, внимательно вслушиваясь, что за ними происходит, и стремиться войти тем или иным образом. Собственно, в этом состояла суть политики Москвы в отношениях с ЕС в 1990-е и на протяжении большей части 2000-х годов. Тактика, которая чередовала предложения и нажим в попытке то заинтересовать Европу, то припугнуть ее в конечном итоге не принесла особого результата.

Виновата отнюдь не только Россия — танго не задалось у обоих партнеров. А к началу второго десятилетия ХХI века Европейский союз пришел в столь неопределенное состояние, что говорить об интеграции стало не с кем. Линия Москвы свелась к двусторонним контактам с теми из европейских столиц, кто в них заинтересован, а также к выжидательной позиции – понять, к чему в итоге придет Евросоюз. В целом Россия заметно сбавила европейские обороты. Тем интереснее наблюдать за тем, как начинает сводить счеты с Европой своеобразное «альтер эго» Москвы – Анкара.

У России и Турции схожая историческая судьба в том, что касается Европы. Две державы на протяжении столетий были активными участниками политики Старого Света, однако никогда не воспринимались основными европейскими державами как партнеры того же класса, что они сами.

Внутри обеих наций не утихают споры о том, принадлежат ли они к европейскому миру, а если да, то в какой степени. В последние десятилетия (Россия двадцать лет, Турция полвека) и Москва, и Анкара заявляли намерение тем или иным способом влиться в Европу, сохраняя ярко выраженную самостоятельную идентичность. Результат, в общем, аналогичный, но тут сходство заканчивается. Если Россия выжидает, то Турция атакует.

Напористое поведение Турции объяснимо: Анкара делала на Евросоюз ставку куда большую, чем Москва. Даже если не брать период с 1963 года (когда впервые был поднят вопрос об интеграции) до конца ХХ века, то после прихода к власти на заре 2000-х Реджеп Тайип Эрдоган действительно прилагал усилия для демократизации. Недоброжелатели, правда, подозревают, что истинная цель премьера заключалась не в европеизации: ссылаясь на демократические реформы, он стремился сломать хребет политическому влиянию армии; но одно другое не исключает.

Чем активнее Турция реализовывала «дорожную карту» в ЕС, тем быстрее снижалось желание Евросоюза что-либо обещать. А к концу 2000-х годов стало очевидным то, что никто не готов произнести вслух: Турцию не примут не из-за недостатка демократии, а из-за избытка мусульман.

Представить себе 80-миллионную мусульманскую державу внутри Европейского союза с соответствующими правами и возможностями не могли и раньше, но растущий страх перед исламом в Западной Европе окончательно закрыл такую возможность.

Когда это отчетливо осознала Анкара, сказать трудно, но в какой-то момент ее поведение резко изменилось.

Формально Турция продолжает переговоры о вступлении, то есть о сближении своей социально-политической модели с европейскими образцами. Фактически президент Абдулла Гюль, выступавший недавно на Мировом политическом форуме в Ярославле, обрушился с резкой критикой на Европу – за нарушение прав человека (мусульман), нетерпимость, ксенофобию и прочее. Получите ваш бумеранг обратно. В конце прошлой недели Турция выдвинула ЕС ультиматум: если Кипр (по сути, членом Евросоюза является греческая часть острова) займет пост очередного сменного председателя в июле 2012 года, Анкара заморозит все связи с объединением. Отменить кипрское председательство (первое после вступления в 2004 году) Евросоюз, естественно, не может, не расписавшись в собственной моральной несостоятельности, но и Турции после такого заявления трудно идти на попятный. В те же дни Анкара пригрозила самыми решительными мерами, вплоть до направления военных судов, если Кипр начнет разработку углеводородов на спорном (с точки зрения Турции и Северного Кипра) шельфе. И собралась осваивать ресурсы сама, вместе с турками-киприотами. Драйва Анкаре добавляет, похоже, тот факт, что Греция, ее исторический оппонент и покровитель Никосии, не просто пребывает в совершенно подавленном состоянии, но и превратилась в острую головную боль для всей Европы.

Антураж для раскручивания спирали захватывающий. Одновременно Турция демонстративно рассорилась с Израилем, начала мощное политико-дипломатическое наступление в страны победившей или побеждающей «арабской весны», «подвесила» вопрос о ратификации соглашения с США о размещении элементов ПРО. Шумная утечка о том, что турецкие спецслужбы ведут переговоры с Рабочей партией Курдистана для урегулирования бесконечного конфликта (Эрдоган вообще сделал немало шагов навстречу турецким курдам), всколыхнула страсти, но вписывается в общую линию. Минимизировать количество проблем, способных дестабилизировать страну и сопредельные территории, в частности иракский Курдистан.

Активизация Турции застала врасплох всех, но в особенности Европу, которая не понимает, как реагировать.

Анкара, конечно, блефует: несмотря на экономические и политические успехи, ресурса для одиночного плавания у нее не хватит, тем более что «плавать» она намеревается вдоль и поперек по всем окрестностям. Эрдоган рассчитывает на кумулятивный эффект – продемонстрировать напор по всем направлениям сразу, чтобы все поверили, что это очень серьезно. Но если Анкара переусердствует, то столкнется с противодействием по всем направлениям. У Турции много партнеров, но совсем нет друзей: подозрения испытывают практически все соседи, хотя каждый надеется воспользоваться ситуацией и пристроиться в турецкий фарватер.

Мстительность в отношении Европы не декларируется, но прозрачна: правительству очень хочется доказать, как много потерял Старый Свет, не захотев открыться Турции. Явная конкуренция разворачивается на Ближнем Востоке: патронат над «новыми демократиями», который примеряет на себя Турция, призван заместить роль ЕС. Наконец, претензии Анкары на роль ключевого диспетчера европейских углеводородов, которые Евросоюз поддерживал, рассчитывая с помощью Турции снизить влияние Москвы, теперь могут выйти боком. К зависимости от поставщика (России) добавится зависимость от крупного транзитера (Турции).

России остается только затаив дыхание следить за тем, как Эрдоган будет разыгрывать свою партию «вставания с колен», не упуская возможности, но и не игнорируя риски.

Если, например, с тем же пылом Анкара направит стопы на север, в сторону Южного Кавказа, Москве придется глубоко задуматься, как себя вести. Пока, правда, не похоже: направлениями главного удара выбраны Юг и Запад. А России остается наслаждаться тем, что Анкара решила отомстить Европе за всех «отверженных».