Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Модель партии в натуральную величину

14.10.2008, 12:53

Строить партии при наличии достаточных на то ресурсов легко и приятно. Технология известна с тех пор, когда гражданские объединения начали замещаться политтехнологическими конструкциями. Начался этот процесс примерно в середине 90-х годов.

Партстроитель со стажем уверял меня, что при наличии картотеки региональных активистов (кого они представляют и представляют ли что-то из себя вообще — дело десятое), средств на оплату их командировочных и суточных, а также возможности арендовать зал и гостиницу провести учредительный съезд партии любой ориентации не составляет никакой проблемы. Расчет строился на том, что почти в каждом регионе можно найти людей, которые с видимым удовольствием прокатятся в Москву за казенный счет, посидят положенное время в зале, проголосуют за что надо, выпьют на банкете. При необходимости эти же люди совершат все необходимые действия для обозначения существования партячейки на местах — зарегистрировать региональное отделение было не так уж и сложно. А на настоящие политические кампании можно и профессионалов привлечь.

Поддержание структуры на плаву, в том числе и ее промоушн, обычно выносилось в отдельное производство.

Вопрос бюджета. Однажды, дня через три после очередного учредительного съезда некой новой партии, ее создатели обсуждали, чем бы себя занять и партию прославить. Через полчаса после начала дискуссии слово взял председатель: «Вообще-то, денег нет. Ни копейки».

Такие структуры было просто открывать и еще проще закрывать. В этом было их неоспоримое достоинство. Ну не нашлось купца на товар, так и не жалко — всегда можно что-то новое сотворить. Опять же вопрос бюджета.

В легкости зарождения, поддержания и прекращения жизни было несомненное преимущество сконструированных партий перед гражданскими — теми, в которых были реальные активисты, настоящие организации и все такое, что настоящим партиям положено иметь. Конструкция брала прикладной эффективностью и простотой в обращении. Не надо было тратить время на уговоры, выработку политической линии, споры и дебаты. Тогда же примерно родилось крылатое выражение «главная помеха на выборах — актив», то есть искренние сторонники кандидата или партии.

В сравнении с теми временами сегодня изменилось только одно: для партийного строительства меньше стало источников вдохновения. Из реальных политических игроков, которые могли быть заинтересованы в создании и поддержании на плаву общественно-политических структур, остался только один заказчик — администрация президента. С бюджетом недостатка нет. Бурному цветению партийной жизни мешает только то, что сверху поставлена установка: партий должно быть немного. Лучше меньше, да лучше. Установка сама по себе прекрасна: нет оснований спешить и халтурить, зато можно заделать самые что ни на есть добротные организации.

Но тут-то и возникает существенная проблема.

Можно создать удобную и предсказуемую партию, руководство которой ведет себя, выражаясь нынешним языком, «внятно» — то есть ни шага в сторону. Речи взвешены, а главное, где надо согласованы. Самодеятельности — ноль. Партия получается приятной на глаз, но беспомощной до жути. Что-то вроде «Гражданской силы». Или влитой в «Справедливую Россию» Партии жизни. Сколько ресурсов в такую структуру ни вбухивай — ничего путного не выйдет.

Превратить проект в партию можно, только добавив в нее реального содержания: разрешить лидерам самостоятельно решать хотя бы тактические вопросы, говорить от себя, а значит, и подобрать таких людей, которые будут на это способны. Тогда в партию надо привлекать самых настоящих активистов, которые смогут проводить настоящие акции в интересах живых, а не выдуманных в кабинетах людей. То есть вести нормальную такую политическую работу, как самая обычная гражданская партия.

Но стоит только разрешить политтехнологической конструкции стать хоть немного настоящей партией, как она на глазах теряет свою предсказуемость и управляемость, да с такой скоростью, что генеральному заказчику впору начинать борьбу с ней. Та же «Родина», начинавшаяся как вполне прикладной политтехнологический проект, день ото дня становилась все более живой. А значит, неуправляемой. Поэтому пришлось «Родину» рушить и создавать «Справедливую Россию».

Баланс между предсказуемостью и дееспособностью найти пока не получается. Возможно, если бы было больше пространства для проб и ошибок, формулу и удалось бы подобрать, однако экспериментировать не велено.