Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Всероссийская новогодняя облава

29.12.2003, 13:07

В пестрой, но уже явно «расслабленной» череде отечественных новостей за последние дни лишь одна заставила как-то нехорошо поежиться от побежавших прытью по спине мурашек. Угрожающее сообщение «Интерфакса» пришло из Тамбова. Тамошняя ГАИ-ГИБДД со всей милицейской прямотой предупреждала: тотчас после Нового года на дорогах начнутся массовые облавы и проверки водителей на предмет наличия у них полиса «автогражданки», а также соответствующего стикера на лобовом стекле. Размер штрафа – от 500 до 800 – для, в общем-то, небогатых тамбовских просторов звучит поистине террористической угрозой, а чудный разброс между низшей и высшей шкалой стимулирует полет фантазии работника полосатой палочки, с одной стороны, и проявление не присущей, вообще-то, отеческому менталитету приветливости, улыбчивости и предельной толерантности к собеседнику – с другой.

Перспективы минимизации наказания при осознании обеими сторонами процесса таковой возможности вне зависимости от написанного в законе насыщают даже конфликтные коммуникации между нашими согражданами многообразием гуманистических проявлений их внешне суровой натуры. Самое страшное тут – тупик непонимания ситуации, когда порывы глубинной, потаенной русской душевности и желания добра ближнему и дальнему своему натыкаются на совершенно неприсущее не то что тамбовским – вообще российским просторам тупое намерение следовать написанным на бумаге правилам. Слава Богу, что столкновение эдакого тупого и бездушного «протестантизма» с вольной русской ширью, статью, вольностью и дурью встречается не часто. А иначе бы – кранты державе.

Самые страшные рассказы отеческих водителей, как правило, касаются не столько ужасных аварий, ДТП и прочих дорожных происшествий, сколько посещения ими неких заповедно-чудных мест в державе, где, оказывается, тамошняя ГАИ-ГИБДД «не берет». Причем даже не вполне понятно, почему не берет. Вроде бы вся система их работы поставлена на то, чтобы именно брать: низкая зарплата, длинные простыни протоколов, которые особенно неудобно заполнять на морозе, услужливая готовность всяк движущегося на четырех колесах именно дать, чтобы потом не маяться часам в группах разборов и пр. Однако ж – бывает. Один раз за двадцать лет стажа и мне лично довелось столкнуться с таким явлением. В Ивановской области. Давно.

В этих отдельных проявлениях честности и принципиальности всегда есть что-то мистически-иррациональное. Непонятно, почему он не берет. Непонятно, зачем он тогда вообще уличает меня в нарушении. Непонятно, как он, такой честный, существует в этой реальности. Нет ли у него, часом, не вполне законной подпитки из космоса? Но самое главное, что непонятно — как это все в стране вообще должно работать, если манера «не брать», паче чаяния, станет сколь-либо широко распространенной, я даже не осмелюсь предположить, что массовой, ибо последнее было бы, по моему разумению, просто страшно и даже катастрофично.

Вот предположим на миг, что с 1 января все гаишники страны не только выйдут на всероссийскую облаву (а они это сделают, не сомневайтесь, не только в Тамбовской области), но и начнут брать законный штраф со всех не имеющих «автогражданки» в полновесные 800 рублей. Без скидок, поблажек и главное – без отпущения «грехов» на 200–300 «без квитанции». Притом что штрафовать нарушителя можно хоть каждые пять минут, такового можно передавать по трассе товарищам по работе до тех пор, пока несчастный останется без средств вовсе, после чего его авто можно уже совершенно спокойно арестовывать.

Последствия будут ужасающими. Полстраны лишится средств передвижения. А это – нарушенные планы, подорванные семейные бюджеты, скандалы и ссоры на местах, не поставленные вовремя грузы, не спасенные жизни наконец. Хуже того, вошедшие в раж соблюдения законности и впечатленные идеалистической идеей о равенстве всех перед этим самым, прости, Господи, законом, воодушевленные борьбой с оборотнями в погонах или при иных причиндалах гаишники могут начать преследовать на тех же самых – равных — основаниях и с теми же последствиями машины и водителей не просто простых граждан, а граждан «более равных» по сравнению с прочим быдлом. А именно – обладающих большим, чем у простых смертных, триколором на номерном знаке и богатым иллюстративным рядом в виде всевозможных блатных пропусков на лобовом стекле. Не приведи Бог – придут с проверкой-выемкой в какой губернаторский, думский, а то и президентский гараж. Кошмар! Потрясение основ!

Штрафные стоянки будут переполнены. Люди – обобраны. Новогодние праздники – испорчены. Столь роковое стечение обстоятельств, понятное дело, может привести к дестабилизации обстановки в стране, появлению политически вредных помыслов, что, мол, во всем виноват президент – с соответствующими выводами в ходе его выборов в марте с.г. Это ли, спрашивается, не общенациональная катастрофа? Она!

Уже очень-очень давно один умный человек сказал – суровость русских законов смягчается необязательностью их исполнения.

После того как ухо отечественного обывателя оскорбится суровым или пренебрежительным: «Нельзя!» (с добавлением, по вкусу, начальственной матершинки или вельможного высокомерия), — его взгляд начинает пытливо обводить окрест в поисках непременно наличествующей лазейки-дырочки, где непременно написано: «Можно!» И почти всегда он ее находит. И именно это – спасительно смягчает нравы в стране. Указывает выход там, где его по определению быть не может. Дает жить и даже процветать миллионам и миллионам наших соотечественников. Развивает экономику. Науку. Культуру и живопись. Кино и театр во всех их проявлениях. Делает нас в глазах окружающего мира не только самыми противными в своей непредсказуемости и неумении себя вести в приличном обществе, но и самыми милыми, веселыми и находчивыми в своей непредсказуемости и неумении вести себя в приличном обществе. Без нашего почти мифического, но притом поэтично-гармоничного сочетания «нельзя» с «можно» мир был бы много более унылым, бесцветным и бесперспективным.

Поэтому не надо бояться тамбовского гаишника. Ибо он в душе – тебе товарищ. С Новым годом его! И нас всех – тоже.

Автор – шеф-редактор газеты «Известия».