Конец спорам? Минск и Москва перейдут на российский рубль

Белоруссия и Россия запускают систему расчетов в рамках аналога SWIFT

Минск идет на уступки России. До конца года наши страны откажутся от взаиморасчетов в международной системе SWIFT и перейдут на рублевые расчеты. Это выгодно для стран, однако это несущественная уступка Минска. Белоруссия по-прежнему будет требовать денег от России за «грязную» нефть, налоговый маневр и надеяться на новый кредит.

Белоруссия и Россия вскоре намерены запустить расчеты в рамках аналога SWIFT. Об этом сообщил в Минске председатель правления Белорусского межбанковского расчетного центра (БМРЦ) Олег Коробьин.

«Двусторонняя система передачи финансовых сообщений находится в высокой степени готовности, до конца года мы планируем ее запустить, реально — ноябрь-декабрь», — сказал он.

По словам Олега Коробьина, все разрешения на запуск системы платежей уже получены, и «идет процесс объединения всех модулей системы в единое целое».

«Уже заключен договор с Банком России, который подразумевает, что БМРЦ станет коллективным узлом для банковской системы Белоруссии. Фактически мы будем исполнять такую же роль, как сейчас исполняем по системе SWIFT», — добавил Коробьин.

По его словам, основной валютой расчетов станет российский рубль.

SWIFT – это международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. Она позволяет финансовым учреждениям во всем мире отправлять и получать информацию о финансовых операциях быстро и в единой форме.

Опасения о том, что Россию могут отключить от системы межбанковских расчетов SWIFT, возникли сразу же после того, как Госдеп США ввел против нашей страны санкции за вхождение Крыма в состав России.

Тогда по требованию американской стороны были заблокированы расчеты по картам международных платежных систем, выпущенных несколькими российскими банками.

При этом тема вновь всплыла в марте 2018 года на фоне инцидента в английском городе Солсбери, когда были отравлены бывший сотрудник главного разведывательного управления (ГРУ) России Сергей Скрипаль и его дочь Юлия.

Чтобы в будущем у наших западных контрагентов не было возможности заблокировать прохождение платежей хотя бы между отечественными банками, Банком России было принято решение о создании системы передачи финансовых сообщений (СПФС).

Основная проблема СПФС на данном этапе заключается в том, что в ней, по сравнению со SWIFT, очень мало участников – порядка 400, в то время как в SWIFT порядка 12 тыс. участников, говорит заместитель председателя комиссии по цифровым финансовым технологиям в Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Тимур Аитов.

В СПФС работают практически все «живые» на данный момент банки России. Поэтому перед системой всегда ставилась задача по расширению числа ее пользователей и по запуску трансграничных платежей в рамках хотя бы Евразийского союза, отмечает Аитов.

«Вот наконец-то мы готовы подключить в систему и белорусские банки», — радуется он.

Внешняя угроза по отключению российских банков от SWIFT подталкивает банки вести расчеты в рублях хотя бы в рамках единого таможенного союза, раз уж наши страны его создали,

отмечает основатель консалтинговой компании Bulad & Co Булад Субанов.

По его словам, расчеты в рублях снимают с банков и их клиентов валютный риск – нет необходимости заключать валютные сделки «своп», чтобы страховать возможные скачки валютного курса.

Впрочем, расчеты в рамках аналога SWIFT не означают, что между странами разрешатся все экономические и политические вопросы, отмечает Субанов.

Действительно Белоруссия пошла на уступки России, чтобы единой валютой расчетов стал рубль, однако будет и дальше требовать компенсации от Москвы за налоговый маневр, уверен он.

Недовольство Минска вызвано тем, что Госдумой был принят следующий сценарий маневра: в течение шести лет, то есть в 2019-2024 годы, поэтапно будут снижаться экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты — с 30% до нуля от цены нефти.

Одновременно пропорционально будет повышаться налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Дополнительные доходы от НДПИ в результате налогового маневра принесут российскому бюджету порядка 10,8 трлн рублей, поскольку эти доходы полностью идут в казну.

Минск почувствовал из-за российского маневра себя чужим на этом празднике и ожидаемо обиделся. Ранее Белоруссия могла получать российскую нефть беспошлинно, а теперь вместо пошлины будет повышенный НДПИ, то есть льготы уйдут, и цена на сырье для республики вырастет за счет налоговой нагрузки.

В августе 2018 года замминистра финансов Белоруссии Дмитрий Кийко заявил, что Минск будет требовать от Москвы компенсации выпадающих доходов. По его словам, только за 2019 год эта сумма составит около $300 млн.

Президент страны Александр Лукашенко подсчитал, что за шесть лет бюджет республики потеряет из-за маневра $11 млрд.

И это не единственное требование Минска. Так, Лукашенко хочет добиться от Москвы компенсации за «грязную нефть».

В апреле этого года на белорусские НПЗ и в экспортную трубу поступала нефть из России, загрязненная хлорорганическими соединениями. Лукашенко заявил о том, что убытков его страна понесла на сотни миллионов долларов и призывал свое правительство активнее требовать компенсации с России.

Еще одна трещина в отношениях Москвы и Минска — кредит. Белоруссия рассчитывала занять у России $600 млн. Эти деньги нужны стране для погашения уже имеющихся долгов. Минск надеется рефинансировать платежи по основным займам, предоставленным ранее Россией. К середине мая общий долг Минска Москве достиг $6,3 млрд и около 60 млрд рублей.

За кредитом Минск обратился еще в конце прошлого года. Однако пока что решения нет. Глава Минфина Антон Силуанов был непреклонен и сообщал, что решения о выделении займа может не быть.