Железные дороги и экономический рост

Почему без модернизации ж/д инфраструктуры невозможен рост российской экономики

АО «ВПМ Капиталъ»
После десяти лет крайне медленного развития одной из главных задач, стоящих на сегодняшний день перед Россией, является повышение темпов экономического роста страны до 4-5% в год. Без высоких темпов роста не получится ни устойчиво повышать уровень жизни населения, ни целенаправленно решать структурные проблемы, ни полноценно развивать регионы страны. Именно эта логика была заложена в мартовское послание главы государства Федеральному собранию, в котором поставлена цель за шесть лет увеличить душевой ВВП на душу населения в полтора раза.

Ключ к высоким темпам экономического роста – увеличение инвестиций в основной капитал. Причем очень желательно, чтобы свои инвестиции увеличивали все основные экономические агенты страны: и частные предприятия, и домохозяйства, и иностранные компании, и корпорации, контролируемые государством, и само государство.

Реклама

Но тут возникает вопрос: на что тратить капитальные вложения, да еще и так, чтобы они решали основные проблемы страны, обеспечивали максимальный социально-экономический эффект и не разгоняли инфляцию.

Очевидно, что один из самых лучших вариантов для современной России – это инвестиции в инфраструктуру.

Во-первых, России погашать «долги», которые накопились из-за многолетнего недофинансирования этой сферы. Как рассчитали специалисты по рискам, только на поддержание инфраструктурного хозяйства в приемлемом состоянии — речь идет о том, чтобы число техногенных аварий и катастроф не росло — необходимо ежегодно тратить около 2% российского ВВП. Таким образом, мы просто обязаны потратить деньги на решение наиболее острых инфраструктурных проблем, иначе последствия будут очень тяжелы.

Во-вторых, масштабные капитальные вложения в инфраструктуру сами по себе обеспечивают значительный вклад в экономический рост. Причем этот вклад обеспечивается не только прямыми, но и косвенными эффектами.

Как показал анализ Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, мультипликатор инфраструктурных инвестиций в современной России имеет величину больше двух. Иными словами, на каждый рубль, вложенный в инфраструктуру, экономика страны получает более одного рубля дополнительных доходов в смежных отраслях. И если, например, ОАО «РЖД» в период до 2025 года планирует вложить в развитие железнодорожной инфраструктуры 7,2 трлн рублей, то это обеспечит итоговый прирост доходов в российской экономике на сумму около 20 трлн рублей.

Эта сумма, к слову, составляет примерно 20% годового ВВП нашей страны.

В-третьих, развитие инфраструктуры повышает связность территории страны, создает новые пространства и возможности для развития (как для России в целом, так и для отдельных регионов), снижает транспортные издержки, упрощает гуманитарные контакты. А это в свою очередь создает дополнительные импульсы для социально-экономического развития, также способствуя повышению темпов роста.

Разного рода геополитические проблемы, столь актуальные сегодня, благодаря инфраструктурному развитию также становятся менее острыми – ведь оборонная и внешнеторговая мощь страны напрямую зависит от ее способности быстро перебрасывать необходимые грузы по своей территории.

В этой связи самое время вспомнить о развитии инфраструктуры железнодорожного транспорта.

Исторически этот вид транспорта играет огромную роль для российской экономики – таковы особенности нашей географии. И в обозримом будущем такое положение дел сохранится.

Но дело не только в истории. В ближайшие десятилетия у нас ожидается серьезное развитие экспортных грузовых потоков. И это не просто «хотелки», а уже вполне подготовленные планы. Например, угольщики Кузбасса, Якутии, Тувы и Хакасии готовы увеличить объем своих поставок за рубеж аж на 100-150 млн тонн в год.

Нарастить угледобычу на такую величину – технически не очень сложная проблема, соответствующие запасы и технологии есть. Но как это все вывезти?

Ведь совокупная провозная способность Транссиба и БАМа сейчас равна примерно 120 млн тонн в год, и она уже давно используется на 100 с лишним процентов. Поезда буквально в очереди стоят. Конечно, какие-то объемы угля можно везти и к западным портам, но провозная способность в этом направлении тоже ограничена, к тому же это дороже.

Кроме того, на востоке России расширяют добычу и других важных полезных ископаемых, которые также придется перевозить в больших объемах. В частности, наконец-то приступили к разработке знаменитого Удоканского месторождения меди, а это потребует перемещения многих миллионов тонн железнодорожных грузов в год.

На этом фоне предполагаемое увеличение провозной способности Транссиба и БАМа до 180 млн тонн становится критически важным для развития целых отраслей.

Причем отраслей экспортоориентированных, платежеспособных, с понятными рынками сбыта. В свою очередь, эти отрасли способны потянуть за собой вверх регионы, в которых будут развернуты новые мощности. Вот вам и желаемые темпы экономического роста.

А ведь есть еще проекты по расширению железнодорожного транзита грузов, в том числе контейнерных, из Северо-Восточной Азии в Европу и обратно. Это тоже очень интересный с экономической точки зрения вариант загрузки новых провозных мощностей.

Составляя более долгосрочные планы развития инфраструктуры на Дальнем Востоке, надо изучить вопрос о строительстве железнодорожного перехода на Сахалин.

В принципе, в пользу такого строительства есть вполне содержательные аргументы. Экспортные и транзитные грузы мало довезти по железной дороге, их еще надо перегрузить на суда в портах.

Однако на морском побережье Хабаровского и Приморского краев не так много места для размещения дополнительных портовых мощностей. Зато место для развития портов, да еще дефицитных для России глубоководных, есть на восточном побережье Сахалина.

Причем железнодорожный переход на Сахалин будет обслуживать почти исключительно грузовые перевозки, которые в отличие от пассажирских, как правило, рентабельны. Следовательно, можно надеяться на полноценную коммерческую окупаемость проекта. Правда, весь этот замысел сработает только в том случае, когда грузопотоки через Сахалин действительно окажутся большими. Вот с этим вопросом и надо разобраться.

Что касается европейской части России, то здесь на первое место выдвигается развитие инфраструктуры для высокоскоростных железнодорожных магистралей (ВСМ).

В частности, в среднесрочной перспективе речь о строительстве таких ВСМ, как Москва — Казань, Екатеринбург — Челябинск, Москва — Тула с последующим продлением до Адлера. Реализация этих проектов также может внести большой вклад в социально-экономическое развитие нашей страны.

С одной стороны, появление этих дорог обеспечивает «сжатие» экономического пространства. Скорость перемещения пассажиров резко возрастает, и это влечет за собой очень важное для экономики увеличение транспортной подвижности населения. В свою очередь, высокая транспортная подвижность населения способствует повышению гибкости и эффективности рынка труда, развитию туризма, гуманитарных связей и многих других положительных для экономики явлений.

Кроме того, размещение новых производств и обеспечение их трудовыми ресурсами начинает происходить на гораздо более обширных, чем раньше, территориях. В результате в экономике возникает так называемый агломерационный эффект.

С другой стороны, развитие ВСМ означает внедрение в экономическую практику технологий принципиально более высокого уровня. Причем не только на самом транспорте, но и в таких ключевых отраслях российской экономики, как машиностроение, металлургия, строительство.

И здесь самое время вспомнить о том, что одним главных «бенефициаров» развития железных дорог может и должно стать отечественное транспортное машиностроение.

Есть целый ряд факторов, которые должны серьезно подтолкнуть его развитие.

Во-первых, расширение железнодорожной сети само по себе требует дополнительного подвижного состава и сопутствующей техники. Во-вторых, в нашем парке пассажирских вагонов еще слишком велика доля устаревших образцов. В-третьих, развитие скоростного и высокоскоростного движения требует создания принципиально нового подвижного состава.

Если российские машиностроители сумеют решить эти задачи, это будет совершенно замечательный результат, поскольку, как прекрасно знают специалисты, без полноценного возрождения отечественного машиностроения решить структурные проблемы российской экономики будет невозможно.

А дополнительный спрос на российскую технику со стороны железных дорог как раз и может в немалой степени поспособствовать такому возрождению.

Разумеется, экономику всех проектов по развитию железнодорожной инфраструктуры надо тщательно просчитывать, отправляя на доработку менее эффективные. Конечно же, надо учитывать и все возможные риски, а также отрицательный опыт других стран. Например, надо проследить за тем, чтобы высокоскоростные дороги не способствовали вымыванию местного населения из малых городов.

Однако, в целом можно признать несостоятельными сомнения в том, что модернизация и строительство новых железных дорог в современной России способно гарантировать социально-экономический эффект, сопоставимый с эффектом, который строительство Транссибирской магистрали обеспечило для России в течение XX века.

Автор — научный руководитель Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.