Пенсионный советник

Стагнация на марше

ВЭБ: в первом квартале 2017 года ВВП России снизился на 0,3%

Дмитрий Астахов/ТАСС

В российской экономике продолжается стагнация. В марте ситуация улучшилась, но квартальные данные не вселяют особого оптимизма. По оценке ВЭБа, в первом квартале текущего года российский ВВП снизился на 0,3% по сравнению с первым кварталом 2016-го. Глава Минэкономразвития Максим Орешкин ранее говорил, что квартальный ВВП увеличился на 0,4%. Он и премьер-министр Дмитрий Медведев продолжают верить, что по итогам года удастся достичь роста в 2%.

На прошедшей в понедельник, 24 апреля, коллегии Минэкономразвития глава ведомства Максим Орешкин и премьер-министр Дмитрий Медведев излучали оптимизм. Председатель правительства поддержал прогноз Минэкономразвития, который предполагает рост экономики в этом году на 2%.

Реклама

Медведев сказал, что, как и все сырьевые экономики, «мы получили очень болезненный урок, сделали очевидные выводы» и, несмотря на «весьма существенную концентрацию рисков», вышли на положительные показатели по промышленному росту и росту сельхозпроизводства.

«По итогам года позитивная динамика, мы надеемся, будет еще заметнее. Во всяком случае цифры, которые звучали, пока вполне достижимы, включая рост валового внутреннего продукта до 2%. Мы сохраняем относительно невысокий уровень безработицы», — отметил глава правительства.

Как будут достигаться «цифры, которые звучали», совершенно непонятно. По оценке самого Максима Орешкина, в первом квартале этого года был зафиксирован рост ВВП (с исключением сезонного и календарного фактора) всего лишь на 0,4%.

«В первом квартале, если смотреть к уровню прошлого года, у нас оценка с поправкой на високосный год — рост на 0,4%. У нас было много особенностей в первом квартале. Очень важно понимать, что был не только високосный прошлый год, еще была история с переносом праздничных дней с мая на февраль, поэтому февральские данные нерепрезентативны», — говорил министр журналистам в кулуарах Красноярского экономического форума. Орешкин также отметил, что в дальнейшем ждет ускорения темпов роста.

Узнать какие-либо дополнительные подробности того, как Минэкономразвития оценивает итоги квартала, пока невозможно. Традиционный мониторинг социально-экономического развития, который выходил много лет, не публикуется на сайте министерства с ноября прошлого года.

На запрос «Газеты.Ru» в Минэкономразвития ответили, что сейчас «ведется работа над новой формой документа», но не уточнили, когда она закончится. С учетом того, что предыдущие мониторинги выходили в последние дни следующего за отчетным периодом месяца, у министерства есть еще несколько дней, чтобы доработать и опубликовать документ.

Напомним, что в феврале в департаменте макроэкономического анализа и прогнозирования, отвечающем за мониторинг, сменился директор. Вместо Кирилла Тремасова им стала Полина Бадасен, ранее работавшая в Минфине и Банке России. Позже из Минэкономразвития ушел замминистра «по макроэкономике» Алексей Ведев, и эти вопросы сейчас курирует лично Максим Орешкин.

За неимением доступа к официальным оценкам стоит обратить внимание на то, что представляют экспертные центры. Так, аналитики Внешэкономбанка подсчитали, что по итогам первого квартала 2017 года ВВП России сократился на 0,3% по сравнению с первым кварталом прошлого года. К предыдущему кварталу (октябрю – декабрю 2016 года) экономика выросла на 0,3% с исключением сезонного и календарного факторов.

В обзоре ВЭБа отмечается, что в марте 2017 года ВВП прекратил снижение после провального февраля. Но прирост к марту 2016 года был нулевым, а к предыдущему месяцу с исключением сезонного и календарного факторов рост составил 0,2%.

Положительная динамика ВВП в марте к предыдущему месяцу обусловлена ростом обрабатывающих отраслей (2,4%), торговли (0,5%), добычи полезных ископаемых (0,1%) и чистых налогов (0,1%). В области отрицательных значений оказались строительство (-1,7%), обеспечение электроэнергией и водоснабжение (-1%), производство продукции сельского хозяйства (-0,1%).

Андрей Клепач, главный экономист Внешэкономбанка, экс-замминистра экономического развития, много лет готовивший в ведомстве прогноз, отмечает, что «статистику за март в целом можно рассматривать как позитивную» и что «с очисткой от сезонного и календарного эффектов экономика демонстрирует рост уже в течение трех кварталов подряд, что свидетельствует о выходе из рецессии».

«Однако мы по-прежнему осторожны в оценке устойчивости наметившегося роста», — считает он.

В прошлом году, по мнению Клепача, тон задавала промышленность, ведомая внешним спросом, а также сельское хозяйство, благодаря хорошим погодным условиям и сделанным ранее инвестициям. В первом квартале этого года промышленность перестала быть драйвером, подчеркивает он.

Добыча полезных ископаемых продолжала расти благодаря высоким показателям добычи газа, но обрабатывающие производства демонстрировали падение в результате низкого инвестиционного спроса и постепенного замедления роста поставок на экспорт.

«Судя по косвенным оценкам, инвестиционная активность в начале года опять начала снижаться.

В первом квартале существенно сократились объемы строительства, после позитивной динамики во втором полугодии прошлого года», — указывает Клепач.

В первом квартале одним из основных факторов роста стал потребительский спрос, но рассчитывать на устойчивость роста потребления еще рано, считают в ВЭБе. Нужно помнить, что в этот период важную роль сыграл разовый фактор, связанный с единовременной выплатой в январе 5 тыс. рублей 43,5 млн пенсионеров. Во втором квартале действие этого фактора на потребительский спрос будет полностью исчерпано.

«Кроме того, кредитная активность населения остается низкой, а политика Банка России может начать ужесточаться в случае разогрева потребительского спроса. Индексация зарплат в бюджетном секторе в 2017 году также не планируется», — напоминает Клепач.

Большинство аналитиков, как и Максим Орешкин, ожидают, что во втором полугодии экономический рост ускорится. Но консенсус-прогноз по-прежнему предполагает увеличение ВВП в пределах 1–1,5%. Предварительные итоги первого квартала свидетельствуют в пользу более консервативных оценок.