«Роснефть» отбила Индию

Saudi Aramco едва не сорвала сделку по покупке «Роснефтью» индийской Essar Oil

Алексей Топалов 16.11.2016, 20:43
Максим Блинов/РИА «Новости»

Саудиты вынудили «Роснефть» удвоить оценку индийской Essar Oil. Впрочем, финальную цифру в $12,9 млрд эксперты считают близкой к справедливой, так как актив является очень ценным. Саудовской Аравии важно было если не приобрести Essar самой, то хотя бы не допустить до актива Россию, одного из своих основных конкурентов на нефтяном рынке. Не исключено, что конкурентная борьба отразится на итоговом соглашении по фиксации добычи.

Саудовская Аравия пыталась сорвать сделку «Роснефти» по покупке индийской Essar Oil. Об этом в среду сообщает Reuters со ссылкой на источник. Саудовская госкомпания Saudi Aramco подавала конкурирующую заявку, из-за чего «Роснефть» была вынуждена более чем в два раза повысить оценку индийского актива.

Более того, по данным Reuters, сделка состоялась только благодаря личному участию российского президента Владимира Путина и премьер-министра Индии Нарендры Мори, которые договорились увеличить сумму до $12,9 млрд (изначально Essar оценивалась в $5,7 млрд).

Речь идет о 100% Essar, таким образом, 49%, на которые претендует «Роснефть», будут стоить около $6,32 млрд. Однако, как сообщала российская компания, цена пакета будет определена исходя из фактического значения чистого долга и чистого оборотного капитала в момент закрытия сделки.

Учитывая эти факторы, сумма сделки, как ожидается, составит уже $3,5 млрд.

Кстати, еще в начале 2015 года индийские СМИ сообщали, что стоимость 49% могла достигнуть и $8 млрд. Рыночную стоимость Essar сейчас рассчитать невозможно, так как компания на бирже не котируется (в конце прошлого года она провела делистинг). В «Роснефти» сообщение Reuters о роли Саудовской Аравии комментировать отказались.

По словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, оценка в $12,9 млрд близка к справедливой. Дело в том, что главный актив Essar Oil — нефтеперерабатыващий завод в Вадинаре является одним из самых технологически развитых НПЗ в мире.

«Он лучше многих американских и почти всех европейских заводов, — говорит Танкаев. — Дело в том, что владеющая Essar семья Руйя в последние годы практически не получала прибыли, вкладывая ее в развитие предприятия». Кроме того, по словам эксперта, количество АЗС Essar растет взрывообразно и уже составляет около 3 тыс. единиц. Также Essar Oil владеет нефтеналивным портом, который по классу выше, например, Новороссийского и способен принимать нефтяные супертанкеры. Это дает возможность в любой момент перенаправить поставки в зависимости от конъюнктуры рынка. Уже сейчас, по словам Танкаева, около 40% продукции Essar идет не на внутренний рынок, а на экспорт.

Саудитам, с одной стороны, интересен такой актив сам по себе, а с другой — им невыгодно, чтобы в него вошла Россия. Дело в том, что нефтяная стратегия Саудовской Аравии заключается в демпинге, благодаря которому саудиты наращивают свою долю рынка. У России (в частности, «Роснефти») стратегия принципиально другая. Глава «Роснефти» Игорь Сечин в конце октября говорил, что компания расширяет свое присутствие не с помощью демпинга, «в отличие от некоторых конкурентов», а за счет установления партнерских отношений и создания совместных предприятий с ключевыми потребителями нефти. «Мы выстраиваем глобальные интегральные цепочки», — сказал Сечин.

Собственно, «Роснефть» еще в 2015 году договорилась с Essar о поставках 100 млн тонн нефти в течение десяти лет.

По словам Рустама Танкаева, большинство саудитов прекрасно понимает ущербность демпинговой политики, так как она не способна обеспечить стабильную долю рынка в долгосрочной перспективе.

«Тот, кто получит Essar, получит 15%, а в перспективе 30% индийского рынка нефти и нефтепродуктов, — говорит эксперт. — А это на сегодняшний день самый быстрорастущий рынок в мире».

Индия по темпам обогнала даже Китай: в 2016 году рост индийского импорта нефти и нефтепродуктов прогнозируется на уровне 8%, тогда как в КНР — лишь 6%.

Но здесь возникает вопрос глобального сотрудничества России и Саудовской Аравии по стабилизации нефтяного рынка. С одной стороны, РФ и СА с начала года единым фронтом выступают за то, чтобы заморозить уровень добычи нефти, что должно привести к росту котировок. С другой — реальных мер принято так и не было. Причем саудиты уже дважды обращались к России с предложением даже не зафиксировать, а сократить добычу (на 5 и на 4%), но Россия на это пойти отказалась.

Предполагается, что окончательное решение по заморозке должно быть принято в ходе встречи ОПЕК 30 ноября.

Кстати, в 2015 году саудиты прямо говорили, что играют на понижение с тем, чтобы вытеснить с рынка нефтедобывающие проекты с высокой себестоимостью производства. В частности, назывались США, Канада, Россия и Бразилия. Причем игра на понижение со стороны саудитов фактически продолжается и сейчас.