Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Иран отказался морозить нефть

Иран фактически отказался от заморозки нефтедобычи

Алексей Топалов 14.03.2016, 09:09
AP

Иран не будет фиксировать уровень добычи нефти, пока он не достигнет 4 млн баррелей в сутки. Фактически это означает намерение Ирана не замораживать, а наращивать добычу — сейчас страна производит около 2,8 млн баррелей. Россия, один из инициаторов заморозки, ранее уже заявляла, что к Ирану будет «отдельный подход». Однако позиция иранцев может похоронить саму идею заморозки производства лидерами нефтедобычи.

В понедельник, 14 марта, в Тегеране иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане должен встретиться со своим российским коллегой Александром Новаком. Как заявил накануне сам Зангане, в ходе встречи планируется обсудить нефтяную политику. Однако обсуждать заморозку нефтедобычи Иран, по словам Зангане, будет, только когда его собственное производство достигнет 4 млн баррелей в сутки.

Как передает телеканал Press TV, до выхода на упомянутый уровень другие страны — производители нефти, по словам Зангане, «должны оставить Иран в покое».

В середине февраля Россия, Саудовская Аравия, Катар и Венесуэла договорились о заморозке производства нефти на январском уровне. Страны ОПЕК и ряд стран, не входящих в картель (Оман, Мексика и Норвегия), высказались в поддержку этой инициативы. Однако Иран, формально поддержавший идею фиксации добычи, позднее назвал ее «нелогичной» и даже «смехотворной».

Иран заявил, что ему необходимы особые условия, так как со страны только в январе были сняты санкции, ограничивающие экспорт нефти. Соответственно, за время санкций ИРИ, в отличие от других игроков нефтяного рынка, не могла наращивать добычу.

«Мы не собираемся сами себя подвергать санкциям после того, как вышли из-под них», — говорил замминистра нефти Ирана Амир Хосейн Заманиниа.

Иран, кстати, еще в прошлом году, то есть до отмены санкций, предупреждал мировое сообщество, что намерен вернуть добычу и экспорт на досанкционный уровень, и указывал, что ему для этого не нужно какое-то особое разрешение. Тогда, правда, речь шла о дополнительных квотах ОПЕК. Досанкционный уровень производства — это как раз около 4 млн баррелей в сутки. Но впервые Иран прямо назвал объемы, с которых он готов начать переговоры о заморозке.

ИРИ только за время с отмены санкций (16 января) значительно нарастила добычу — с 2,4 млн баррелей в день до примерно 2,8 млн баррелей. Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин полагает, что Иран вполне сможет увеличить производство и до декларируемых 4 млн баррелей в сутки. «Деньги у страны есть, иностранные сервисные компании уже выстраиваются в очередь, чтобы поработать в Иране», — поясняет эксперт. Правда, по словам Крутихина, на то, чтобы достичь планки в 4 млн баррелей, Ирану может потребоваться до двух лет. Кстати, в конце февраля Бижан Намдар Зангане говорил, что до 2021 года добыча нефти в Иране достигнет 4,6 млн баррелей в сутки.

При этом, как говорил в начале марта Александр Новак, уже сейчас профицит предложения на мировом нефтяном рынке составляет около 1,5 млн баррелей в день. Кстати, тогда же Новак сказал, что в вопросе заморозки добычи к Ирану «будет применяться индивидуальный подход».

Как сообщает в воскресенье «Русская служба новостей», член комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев заявил, что условие, выставленное Ираном, является совершенно «нормальным и разумным». «Надеюсь, что Россия в какой-либо форме его поддержит», — сказал Грачев.

Тем не менее Иран своей позицией может фактически похоронить саму идею о заморозке добычи.

«Производители, формально согласившиеся на фиксацию производства, в первую очередь отмечали, что это решение должно быть солидарным, — напоминает Крутихин. — Они пошли бы на это, если бы согласились остальные».

На 20 марта запланирована общая встреча нефтепроизводителей, они должны провести переговоры в Москве. Однако даже если стороны согласятся предоставить ИРИ особые условия и заморозить добычу, притом что Иран будет продолжать ее наращивать, это не приведет к росту цен на нефть, для чего изначально и задумывалась фиксация производства.

Дело в том, что Иран еще в прошлом году предупреждал о своей готовности к демпингу, для того чтобы восстановить свои доли на рынках.

И этот демпинг уже начался — по словам Крутихина, иранская тяжелая нефть уже продается в Европе по $17 за баррель. «России придется бороться с Ираном на рынках не только Европы, но и Азии», — предупреждает эксперт.

Азиатские рынки, в первую очередь Китай и Индия, были традиционным экспортным направлением для иранской нефти в период санкций со стороны США и Европы, и Иран уже начал наращивать поставки в Азиатско-Тихоокеанский регион (по разным оценкам, в феврале они выросли на 100–200 тыс. баррелей).

Основное столкновение российских интересов с иранскими может произойти в Китае. По итогам 2015 года именно КНР стала крупнейшим импортером нефти из России, сообщает Международное энергетическое агентство.

«Несмотря на общемировой спад экономики, объем потребления нефти в Китае остается стабильным, — отмечает гендиректор Optim Consult (Гуанчжоу, Китай) Евгений Колесов. — Если в 2015 году объем чистого потребления нефти составил 543 млн тонн (на 25 млн тонн больше, чем в 2014 году), то в текущем году потребление, согласно прогнозам, возрастет до 566 млн тонн».

И основной вопрос здесь, по словам Колесова, именно в том, какое место в поставках нефти на китайский рынок займет Россия. Результаты 2015 года, указывает эксперт, стали возможными в том числе благодаря готовности РФ принимать оплату за поставки в юанях. Однако теперь Китай начнет жестко торговаться.